Агентство Юридической помощи

Соглашения ограничивающие конкуренцию

Содержание

Содержит ли часть 4 статьи 11 Закона о защите конкуренции запреты per se?

После вступления в силу в январе 2012 г. изменений1 в Федеральный закон от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции) и другие законы Российской Федерации — так называемого третьего антимонопольного пакета — практика применения новых положений конкурентного права, безусловно, потребует разъяснений. Обратим внимание на ст. 11 этого закона, которая подверглась существенным изменениям (например, в нее впервые введены понятия «картель» и «контроль», а запреты в отношении согласованных действий выделены в отдельную ст. 11.1).

Третий антимонопольный пакет позиционируется ФАС России как направленный на либерализацию норм антимонопольного законодательства. Следуя в этом направлении, поправки в Закон о защите конкуренции изменили содержание ст. 11 помимо прочего тем, что сократили перечень безусловных запретов на соглашения между хозяйствующими субъектами — так называемых запретов per se. Особенность таких запретов в том, что они запрещаются как таковые, независимо от рыночной ситуации, ограничения (устранения) конкуренции или иных негативных последствий для участников рыночных отношений2. Прежняя редакция ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции устанавливала девять запретов per se, новая — всего пять.

Действительно ли количество рассматриваемых запретов уменьшилось?

Новая редакция ч. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции запрещает соглашения между хозяйствующими субъектами, если установлено, что такие соглашения приводят или способны привести к ограничению конкуренции. К таким соглашениям могут быть отнесены, в частности, соглашения:

1) о навязывании контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора;

2) об экономически, технологически и иным образом не обоснованном установлении хозяйствующим субъектом различных цен (тарифов) на один и тот же товар;

3) о создании другим хозяйствующим субъектам препятствий доступу на товарный рынок или выходу из товарного рынка;

4) об установлении условий членства (участия) в профессиональных и иных объединениях.

Возникают вопросы: нужно ли устанавливать ограничение конкуренции в случае, когда соглашение, не подпадающее под ограничения ч. 1—3 ст. 11 Закона о защите конкуренции, создает препятствия доступу на товарный рынок? Или сам факт создания барьеров приводит либо может привести к ограничению конкуренции, поэтому выявления такого факта достаточно для признания лица нарушившим п. 3 ч. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции?

Если установление ограничения конкуренции не требуется при доказанности создания барьеров для входа на рынок (или при доказанности иных обстоятельств, перечисленных в п. 1—4 ч. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции), то соответствующие запреты считаются безусловными.

При ответе на обозначенные вопросы следует рассмотреть признаки ограничения конкуренции, закрепленные в п. 17 ст. 4 Закона о защите конкуренции. Таковыми являются:

• сокращение числа участников рынка;

• рост или снижение цены товара, не связанные с соответствующими изменениями общих рыночных условий;

• обстоятельства, создающие возможность для хозяйствующего субъекта в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товара, и др.

Ни одно из обстоятельств ч. 4 ст. 11 прямо не указано в п. 17 ст. 4 Закона о защите конкуренции. Однако трудно согласиться с тем, что создание организациям препятствий доступу на товарный рынок не ограничивает конкуренцию или не может ее ограничить. Ведь чем больше участников товарного рынка, тем сильнее конкуренция. Поэтому уже сам факт создания барьеров для входа на рынок означает торможение развития конкуренции. Можно предположить, что запрет п. 3 ч. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции в новой редакции является безусловным, то есть установление ограничения конкуренции не требуется, поскольку такое ограничение вытекает из факта создания препятствий.

Окончательный ответ на данную проблему даст практика применения ч. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции.

По нашему мнению, перечисленные в ч. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции запреты не являются запретами per se. Безусловные запреты определены отдельной нормой — ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции. Для квалификации соглашений по ч. 4 ст. 11 законодатель обязывает установить ограничение конкуренции или возможность ее ограничения. Навязывание невыгодных условий, установление различных цен (п. 1—2 ч. 4) еще не означает ограничение конкуренции, если отсутствуют признаки, приведенные в п. 17 ст. 4 Закона о защите конкуренции. Даже создание другим лицам препятствий доступу на товарный рынок не сокращает количество участников рынка (а это признак ограничения конкуренции), а лишь влечет дополнительные издержки входа на рынок для той компании, которой создаются препятствия. В итоге компания, несмотря на созданные ей препятствия, возможно, войдет на рынок, поэтому конкуренция не пострадает.

В подтверждение такой точки зрения сошлемся на заключение Комитета Государственной думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству от 30.08.2011, подготовленное при обсуждении третьего антимонопольного пакета к первому чтению (размещено на сайте Госдумы). В заключении сказано, что третий антимонопольный пакет предусматривает сокращение количества запретов per se (соглашения противозаконные сами по себе). В частности, запрет на соглашения, приводящие к навязыванию контрагенту условий договора, невыгодных для него, запрет на соглашения, приводящие к необоснованному установлению различных цен на один и тот же товар, запрет на соглашения, приводящие к созданию препятствий доступу на товарный рынок или к установлению условий членства в профессиональных и иных объединениях, действует лишь в случае, если в результате таких соглашений происходит ограничение конкуренции.

Следовательно, законодатель исходит из того, что ограничение конкуренции не предполагается при наличии обстоятельств, перечисленных в п. 1—4 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции, и его воля направлена на сокращение безусловных запретов в отношении соглашений между хозяйствующими субъектами и на необходимость установления вреда (или угрозы вреда), причиненного охраняемым общественным отношениям.

Таким образом, в случае создания соглашением барьеров для входа на рынок стороны такого соглашения могут быть привлечены к ответственности только после исследования рынка антимонопольным органом и установления ограничения конкуренции.

1 Речь идет о Федеральном законе от 06.12.2011 № 401-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „О защите конкуренции“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации». — Примеч. ред.

2 Пузыревский С.А. «Третий антимонопольный пакет: общая характеристика планируемых изменений антимонопольного законодательства» (материал подготовлен для КонсультантПлюс).

Антиконкурентные соглашения — это сговор, договоренности, заключенные в письменной или устной форме между хозяйствующими субъектами, конкурентами. В итоге они приводят или могут привести к нарушению принципов добросовестной соперничества и ограничению конкуренции на потребительском рынке.

Понятие и виды антиконкурентных соглашений

Общие характерные признаки антиконкурентных соглашений основаны на противоправном договоре сторон, ставящем целью ограничение конкуренции в определенном сегменте рынка.

Недобросовестная конкуренция, базирующаяся на антиконкурентных соглашениях, приводит к монополистическим отношениям с клиентами, нанося им реальный вред. Это происходит тогда, когда компании отказываются от здоровой конкурентной борьбы для того, каждая из них могла получить в этом случае свою выгоду.

Такие соглашения вредны и опасны для экономики, так как они основаны не на добросовестной и равной конкуренции, а на противоправных, корыстных деяниях, имеющих целью извлечение сверхприбылей. А ведь конкурентная рыночная экономика, в конечном итоге, должна служить именно интересам конечных потребителей.

В целях ограждения граждан от вышеназванных последствий, законодательством такие действия запрещены и считаются противоправными, а иногда и преступными.

Так, ст. 11 Федерального закона № 135 «О защите конкуренции», разъясняет и определяет рамки действий хозяйствующих субъектов, за которые нельзя выходить. Простой потребитель может не заметить факта монополизации рынка, не имея представления о незаконном сговоре. Ведь факты неправомерного соглашения не афишируются и хранятся в тайных документах и в головах его придумавших бизнесменов. (речь идет об устных и письменных соглашениях, о чем подробнее читайте далее).

Реализация контроля в этой области, выявления фактов нарушений и борьбы с ними осуществляет Федеральная антимонопольная служба (ФАС) и ее структуры на местах.

Виды соглашений

Антиконкурентные соглашения базируются на их структуре. Существуют различные виды таких соглашений, каждый со своей трактовкой и специализацией. Эти виды достаточно условны, так как они постоянно эволюционируют и все чаще носят более изощренный характер. Итак, можно выделить из них следующие:

  1. Горизонтальные соглашения. Осуществляются между конкурентами, приобретающими или продающими товары на одном рынке. Такое соглашение приводит к обоюдной выгоде договаривающихся сторон и ущемляет права потребителя.
  2. Вертикальные соглашения. Сговор происходит между партнерами, а не между конкурентами, имеющими экономическое отношение к товару или услуге. Например, между производителем и дистрибьютором. Применение к ним запретительных действий возможно на основании лишь одного признака: когда доля продукции одного из партнеров соглашения превышает двадцать процентов ее присутствия на рынке.
  3. Конгломератные соглашения. Более сложная схема, когда ее участники не являются конкурентами и осуществляют деятельность на разных товарных рынках.

Виды запретов по вертикальным соглашениям:

Первый запрет: партнеры не имеют права договариваться между собой об установлении выгодных им цен при перепродаже продукции.

Второй запрет: они также не имеют права отказывать в реализации силами своих ресурсов товаров конкурента.

Антиконкурентное соглашение как согласованная воля сторон

В антимонопольном законодательстве понятие договора имеет несколько иное значение, чем в гражданском законодательстве и они не равнозначны. По этой причине при разрешении разных конфликтов в области конкурентного права нельзя руководствоваться нормами ГК.

В антимонопольных законах понятие соглашения трактуется как согласованное выражение воли двух или более участников. Согласованность выражения воли должна содержать при этом два неотъемлемых признака:

  1. каждый из участников сговора должен быть осведомлён о намерениях других участников действовать определенным образом.
  2. у любого из участников должно быть намерение действовать не хаотично, а сообразно предполагаемым шагам партнеров.

Еще один важный элемент, характеризующий факт нарушения антимонопольного законодательства, состоит в том, что договоренность между участниками сговора должна быть реальной, а именно: участники должны быть к ней готовы, и ее в принципе должно быть возможно фактически реализовать.

К примеру, если директор некого ООО сам непосредственно участвовал в подобном соглашении, то как бы оно потом ни реализовалось, успешно или нет — это однозначно будет считаться фактом совершенного антиконкурентного соглашения.

Если же, например, вместо директора в сговоре участвовало аффилированное лицо, то в этом случае нельзя однозначно сказать, что сговор состоялся. И если договаривавшимся сторонам не удалось в полной мере осуществить задуманное, то «правовая судьба» этой сделки и ее участников будет зависеть от многих других факторов и в итоге может и не квалифицироваться как нарушение.

Рассмотрим признаки подобных соглашений.

По субъектам : такие соглашения могут заключать между собой следующие субъекты: коммерческие и некоммерческие организации, финансовые организации, а также физические лица (ч. 4 ст. 11 ФЗ-135)

По форме: соглашения могут иметь различную специфику:

  • узкий смысл сговора (устный или письменной договор безотносительно формы составления и соблюдения формальностей)
  • решения ассоциаций или организаций (например, рекомендация крупной сетевой торговой организации ).
  • действия компаний по намеченному плану на основе выработанных соглашений, следствием чего может стать долговременное повышение цен на товары или услуги)

По последствиям: главным фактором в этом случае является нанесение ущерба другим организациям, имеющим отношение к той же продукции, реализацией которой занимаются сговаривающиеся стороны.

Проанализируем более подробно видовое разнообразие антиконкурентных соглашений.

  1. Картель: особая и самая опасная форма горизонтального соглашения. Происходит, как правило, между конкурирующими предприятиями в одном рыночном сегменте. Главная задача здесь – обман потребителей и получение сверхприбылей путем ограничения конкуренции.
  2. Картель ценового характера: характеризуется установлением идентичных цен на похожую продукцию или услуги.
  3. Картелью можно считать также любого рода соглашения, приводящие к снижению уровня конкуренции на определенном рынке.
  4. Предварительное соглашение на торгах: подобный сговор ставит своей целью обоюдную выгоду после победы одной из договаривающихся сторон.
  5. Раздел рынка: субъекты сговариваются о распределении преференций. Это могут быть потребительские группы, сферы влияния, объемы продаж, географические территории, на которых происходит реализация товара, и многое другое.
  6. Вертикальные неправомерные договоры: в этом случае происходит связывание нескольких организаций, не являющихся конкурентами, но имеющих возможность дополнять продукцию друг друга различными услугами или товарами с целью навязыванию потребителю всего пакета ненужных ему услуг.

Из всех вышеперечисленных объединений самыми опасными последствиями обладают формы картельного сговора. Такое антиконкурентное соглашение приводит к реальной монополизации захватываемого рынка. В результате ликвидируется конкуренция, чем наносится реальный экономический ущерб нам с вами, как потребителям.

Как определить возникновение картели?

В первую очередь, факт такого рода неправомерных сделок-договоренностей определяют последствия следующих соглашений:

  • Установление монополистических цен и их поддержание.
  • Повышение или понижение, в зависимости от ситуации, цены на торгах.
  • Разделение рынка продукции по одному из вышеперечисленных принципов.
  • Сокращение ассортимента товара или полный отказ от его выпуска.
  • Отказ от подписания договоров с определенными физическими или юридическими лицами.

Антиконкурентные соглашения с участием финансовых организаций

Антиконкурентные сговоры могут происходить не только между потенциальными конкурентами, но и с участием финансовой организации. Проводимые исследование государственными органами выявили сферы, где чаще всего происходят подобные соглашения. Это:

  1. Область услуг, связанных с управлением многоквартирным жильем.
  2. Обязательное страхование ответственности собственников автомобилей.
  3. Кредитный рынок, относящийся к физическим лицам.
  4. Технический осмотр транспорта.
  5. Страховые услуги лизинга.

Как работает подобная схема? В основном, описываемые рынки имеют смежную специализацию, в результате чего и происходит преступный сговор. Примером здесь может служить взятие клиентом простого кредита в банке. Эта финансовая организация сразу навязывает «добровольное страхование» жизни клиента в страховой компании, состоящей с ней в антиконкурентном сговоре. Хотя, согласно законодательству, такое действие можно производить только при передаче в залог банку собственности клиента. Часто финансовые организации пользуются юридической неграмотностью наших сограждан.

Все это приводит к нарушению прав потребителей, ненужным финансовым затратам и ограничению присутствия на рынке других организаций.

Следует акцентировать внимание также на том, что такие соглашения, чаще всего, носят устный, реже — письменный характер. Но в последнее время при антиконкурентных соглашениях используется и цифровая среда. При такой форме ведения переговоров труднее отследить факты возникновения подобного соглашения.

Недопустимые и допустимые соглашения

К недопустимому типу антиконкурентных соглашений относятся любые согласованные действия сторон, приводящие к узурпации конкурентной среды на определенном рынке. При этом не имеет никакого значения форма такого сговора: письменная, устная или электронная. Ограничением для подобных действий может стать подписание законного договора гражданско-правовой формы с соблюдением всех юридических норм.

Все соглашения, ущемляющие права потребителей, происходящие в вертикальной цепочке, признаются недопустимыми и запрещаются. Закон регламентирует также и допустимые аспекты соглашения субъектов хозяйствования. К ним относятся:

  • любые договоры, носящие признаки коммерческих концессий, если они не приводят к разделу товарных рынков;
  • торговые соглашения между организациями, не являющимися конкурентами, с долей присутствия на рынке, составляющей двадцать процентов и менее.

Возможно также применить некое правило разумности и описать ряд недопустимых причин в антиконкурентных отношениях. При таком соглашении не существует возможности отдельным лицам ликвидировать конкуренцию в данном сегменте рынка. Не возникает ограничений для участников соглашения или третьих сторон по достижению коммерческих целей. Такие соглашения приводят к совершенствованию производства, созданию инновационных технологий, повышению конкурентоспособности продукции на мировых рынках или получению потребителем соразмерной выгоды.

Ответственность и виды наказания за антиконкурентные соглашения

Надо отметить, что нарушения в области антимонопольного законодательства и борьба с ними присутствуют практически во всех странах мира с устойчивой рыночной экономикой. В России основными методами наказания являются:

  1. Уголовная ответственность по ст. 178 Уголовного кодекса РФ «Ограничение конкуренции». Предусматривает следующие виды наказаний:

— штрафы: от трехсот тысяч руб., далее зависит от тяжести совершенного нарушения;

— принудительные работы: максимально до 5 лет;

— лишение права заниматься определенной деятельностью до трех лет;

— лишение права занимать определенные должности до трех лет;

— лишение свободы: максимально — до семи лет при отягчающих обстоятельствах.

  1. Административная ответственность (согласно статьям КоАП РФ):

— ст. 14.9 «Ограничение конкуренции органами власти»;

— ст. 14.32 «Заключение ограничивающего конкуренцию соглашения, осуществление ограничивающих конкуренцию согласованных действий, координация экономической деятельности»;

— ст. 14.33 «Недобросовестная конкуренция» .

Эти статьи предусматривают два вида наказания:

  • административный штраф: от двенадцати тыс. до миллионов рублей;
  • дисквалификация на срок до трех лет.

В антимонопольном законодательстве России также существует «Программа по смягчению ответственности». Она подразумевает смягчение карательных мер тем лицам, которые сотрудничают со следствием в области разоблачения антиконкурентных, картельных соглашений. Этот механизм в настоящее время совершенствуется и прорабатывается.

Что касается сегодняшних реалий России, то самая эффективная мера по борьбе с картелями заключается в проведении внеплановой проверки субъекта антимонопольными органами. При этом полномочия в борьбе с такими организациями несут запрет на уведомление проверяемого объекта о начале процедуры по определению наличия фактов антиконкурентных соглашений.

Освобождение от ответственности

В российском законодательстве, в частности, в УК и КоАП, а также в официальных разъяснениях ФАС РФ, даются основания освобождения от ответственности за участие в сговоре в антиконкурентных соглашениях. Главное условие здесь – добровольное заявление лицами-участниками о совершенных ими противоправных деяниях.

Однако, существуют четкие условия, при наличии которых данное чистосердечное признание будет учтено, и они следующие:

  1. Если участник сделки отказался участвовать в антиконкурентном соглашении или же отказался от дальнейшего участия в согласованных действиях и добровольно заявил об этом.
  2. Если на момент такого обращения территориальный антимонопольный орган уже располагал документальными или иными сведениями о совершенном факте. Данный пункт как бы отсекает тех, кто уже попался, что называется, де-факто, но, пытаясь схитрить, избежать неминуемого наказания, решил обратиться с повинной.
  3. Все представленные в соответствующий орган документы и сведения должны однозначно установить факт, место, время, состав участников совершенного правонарушения и его организатора.
  4. И последнее, самое главное: освобождается от ответственности тот участник из группы, который заявил о правонарушении первым.

Пример из судебной практики:

Им может служить ситуация, сложившаяся в одном из городов Центральной России. Два крупных поставщика нефтепродуктов вступили в сговор с целью получения выгоды. Так как на данной территории других продавцов горючего не существовало, то в течение года им удавалось поддерживать на своих АЗС цену на бензин выше среднерыночных, вполне их устаивающую, но в ущерб интересам покупателей.

После проверки территориальным антимонопольным органом было возбуждено соответствующее производство с последующей передачи дела в суд. В результате виновные были наказаны крупными денежными штрафами.

Антиконкурентные соглашения.

Теперь — одиннадцатая статья Закона о защите конкуренции — это и есть наши антиконкурентные соглашения хозяйствующих субъектов. Закон разделяет их на два типа: горизонтальные и вертикальные. Горизонтальные соглашения — это соглашения конкурентов друг с другом. Допустим, из наших четырех трубных заводов три собрались вместе и сказали: а давайте мы этого четвертого выдавим с рынка. Пусть торгует где хочет, кроме России (в Китае, например). Это будет классическое, нормальное горизонтальное соглашение: несколько конкурентов договорились о некой согласованной стратегии действия, о сотрудничестве друг с другом для целей расширения доли присутствия каждого и выдавливания с рынка других конкурентов, в этом соглашении не участвующих. Такие соглашения называются картельными соглашениями или просто картелями. Запрещены они везде, во всем мире; Россия не составляет исключения. Пожалуй, именно картельные соглашения — единственный вид нарушений Закона о защите конкуренции, который запрещен безусловно и безоговорочно и ни при каких обстоятельствах не может быть признан допустимым. При этом я подчеркиваю, я обращаю ваше внимание на то, что вопрос о том, занимаете ли вы здесь доминирующее положение или нет, никакого отношения к картелям не имеет. Даже если вы не занимаете такого положения, а всего три палатки держите у себя во дворе, но при этом договорились с предпринимателем, который держит три палатки в своем дворе, и так далее, чтобы жители близлежащих районов не имели возможности выбирать предложения товаров и цен — и вот, пожалуйста, классическая, нормальная картель. Соответственно и будете отвечать за участие в таковой.

Единственное, что можно добавить ко всему сказанному: в статье 11, когда перечисляются признаки картели, исчерпывающим образом указываются такие виды последствий, к которым приводит или может приводить картельное соглашение: установление или поддержание цен, повышение, снижение или поддержание цен на торгах, раздел товарного рынка, сокращение или прекращение производства товаров или, наконец, отказ от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями. И стоит «точка». Значит, других последствий картели иметь не могут. Если вы договариваетесь с конкурентами для чего-то другого, то это будет иное антиконкурентное соглашение, но не картель. А главная разница — я еще раз это подчеркиваю — в том, что картель никогда не может быть прощена, а вот иное соглашение, хотя бы и антиконкурентное, позволяет поговорить об условиях его допустимости. Соответственно, если сам факт заключения соглашения отрицать не получается, то тогда, по крайней мере, нужно пытаться давать некие правдоподобные объяснения насчет того, зачем это соглашение заключалось, с тем, чтобы исключить достижение тех целей, что перечислены в пункте 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции как цели картелей. Если удастся в этом убедить — хорошо, если нет — хуже.

И второй тип — вертикальные соглашения. Вертикальные соглашения — это соглашения между лицами, не конкурирующими друг с другом, то есть между лицами, работающими либо вообще на разных рынках — один продает трубы нефтегазового сортамента, другой ватные палочки, — либо, па разных уровнях одного и того же рынка. Скажем, речь идет… ну, собственно, о классическом договоре купли-продажи: продавец и покупатель. Классическое вертикальное соглашение. Горизонтальное — это когда продавцы друг с другом договорились: не будем снижать цены ниже такого-то размера; или покупатели — не дадим, дескать, за определенные товары больше, чем такая-то цена, пусть они хоть расшибутся, но больше денег не дадим. Сами голодать будем, сами помрем, но вынудим негодяев-постав- щиков снизить цены. Это картель покупателей. А вот соглашение между продавцом и покупателем — это у нас будет классическое, нормальное вертикальное соглашение. Казалось бы: а как всртикальное-то соглашение может повлиять на конкуренцию? Один продает товары, другой покупает — при чем тут конкуренция? Оказывается, может. Фантазия и хозяйствующих субъектов, и авторов закона, и ФАС России тут тоже широкая.

Ну, например. Я не просто продаю товары, а продаю их на условиях дистрибьюторского договора. Это значит, что я не просто его продал и забыл, — как, помните, прошлый раз я вам рассказывал про мороженую рыбу и «Мерседесы», — а я контролирую сбыт этих товаров. Я определяю, как они будут в дальнейшем реализовываться, по каким ценам, кому и в каких условиях, как будет организовано послепродажное обслуживание их потребителей и еще целый ряд моментов. Допустим, я продаю товар своему «официальному дилеру», а в договор включаю следующее условие: пожалуйста, имейте в виду, что цена перепродажи не может быть выше определенного уровня, или наоборот, не может быть ниже определенного размера, в зависимости от моих целей. С точки зрения Закона о защите конкуренции, это будет нарушением. Почему? Запрещаются вертикальные соглашения, если они приводят или могут привести к установлению цены перепродажи товара или такими соглашениями предусматривается обязательство покупателя не продавать товар хозяйствующего субъекта, который является конкурентом продавца. Вы продаете «Мерседесы» — кто у них конкурент? Ну, допустим, «Ауди»: пожалуйста, торгуйте, но только «Мерседесами», а «Ауди» вы ни в коем случае продавать не можете, не имеете права. Получается, что определенным образом сужаются условия для конкуренции; конкуренция перестает быть вполне свободной.

Можно спорить, насколько это опасное нарушение, но очевидно, что менее опасное, чем соглашение горизонтальные. Из чего это видно? Из того, что вертикальные соглашения, во-первых, всегда могут быть признаны допустимыми — сейчас поговорим, при каких условиях — а, во-вторых, тут всего две категории последствий — «установление, поддержание цен перепродажи» и, соответственно, ограничение вашего контрагента в возможности приобретения или продажи товаров ваших конкурентов. Все. Других последствий нет.

Третий пункт статьи 11 мы обсуждать не будем — там довольно специфический субъектный состав и специфический вид деятельности — на оптовом и розничном рынке электроэнергии и мощности. Он требует отдельного и весьма обстоятельного обсуждения.

Наконец, пункт 4 статьи 11, он интересен: запрещаются иные соглашения между хозяйствующими субъектами, если установлено, что такие соглашения приводят или могут привести к ограничению конкуренции. Вот го, о чем я говорил: если не получается отрицать сам факт заключения антиконкурентного соглашения, то можно, по крайней мере, поиграть на его квалификации: пусть это будет не картель, а пусть это будет иное соглашение. Для иных соглашений срабатывают условия допустимости, для картелей — нет.

Дальше. Прежде чем переходить к этим самым условия допустимости, мы обсудим еще один вид нарушений. Почему? Потому что условия допустимости — они таковы, что распространяются в равной степени и на злоупотребления, и на соглашения, и на третий вид нарушения — согласованные действия.

Согласованные действия. Статья 11-прим Закона о защите конкуренции. Формулировка, касающаяся вредоносных последствий этих действий, очень похода на формулировку про последствия картелей. Только там было сказано «запрещаются соглашения, которые приводят или могут привести», а здесь — «согласованные действия, которые приводят или могут привести…» — и опять те самые последствия, которые мы уже называли: установление или поддержание цен, повышение, снижение или поддержание цен на торгах, раздел товарного рынка, сокращение или прекращение производства товаров или наконец, отказ от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями. Тем не менее, согласованные действия, в отличие от соглашений, могут быть признаны допустимыми в любом случаеу даже тогда, когда участниками согласованных действий являются лица, конкурирующие друг с другом. Видите, как интересно получается: соглашение таких лиц — это картель, то есть нарушение, безусловно недопустимое, а согласованные действия — да, конечно тоже нарушение, но… такое, которое при известных условиях можно признать допустимым. Возникает вопрос: чем отличаются соглашения и согласованные действия друг от друга? Опять же, лучше всего это видно на примере.

По-моему, я говорил уже вам про это, или нет? Не говорил? Про согласование… вот такое, например, смотрите. Есть электрички, и есть автобусы. Есть расписания электричек и автобусов. Есть довольно отдаленные, допустим, от города Москвы, местности, куда ходят электрички и где дальше, после того, как вы выйдете на станции, вы сможете куда-то попасть только либо пешком либо на автобусе. Автобус, конечно, в таких местах, например, в рамках Можайского, Рузского или Истринского районов ходит не особенно часто. Соответственно, гораздо выгоднее иметь такую ситуацию, когда вы приезжаете на электричке, а минут через пять — десять — пятнадцать у вас появляется возможность сесть на автобус. Ну так, чтобы не спеша выйти, подняться на пешеходный мост, пройти по пешеходному мосту, спуститься с пешеходного моста, дойти до остановки (при необходимости еще и отыскать ее), купить билет, ну и как раз сесть в автобус. Как добиться такой ситуации? Что для этого нужно сделать? Нужно каким-то образом состыковать или согласовать (!) расписание автобусов с расписанием электричек. Как это можно сделать? Первый вариант: сесть за стол переговоров, с одной стороны, представителям компании, которая занимается электричками, например, Центральной пригородной пассажирской компании (ЦППК), и представителям местного автобусного предприятия какого-нибудь «Можайскавтотранса», с другой. У вас какое расписание? — такое. А у вас? — а у нас такое. Попробуем подстроиться? Попробуем. Если вы эту электричку пустите на пять минут попозже, а мы этот автобус — на пять минут пораньше, то будет пассажирам счастье. Договорились, «изыскали резервы», скорректировали расписания, и вот оно — соглашение. Второй вариант — «автобусники» в городе Можайске понимают, что встречи с представителями Центральной пригородной пассажирской компании им не добиться никогда. Не говоря уже о том, чтобы подписать какое-то соглашение. Поэтому они просто берут два расписания и сами (!) в одностороннем порядке, даже без ведома ЦППК, подстраивают свои автобусы под их электрички. В первом случае мы имеем соглашение, а во втором — согласованные действия.

Согласованные действия отличаются от соглашений в первую очередь тем, что они совершаются хозяйствующими субъектами… в одностороннем порядке. Это, на первый взгляд, странно звучит: слово «согласование» — буквально «совместный глас», «согласный», «согласие» — разве оно допускает возможность своего достижения в одиночку? Оказывается, да. Закон о защите конкуренции допускает такую возможность. Согласованные действия и в самом деле могут совершаться без ведома других хозяйствующих субъектов, безотносительно к их намерениям. В них важно следующее: в результате совершения таких действий выигрывают оба — и тот, кто согласовывает действия, и тот, с кем их согласовывают. Автобусникам (в нашем примере) — выгода очевидна, но интересно то, что очевидна выгода и для железнодорожников: люди точно знают, что если они воспользуются определенными электричками, то, когда они приедут на них в известный пункт назначения, там их будет ждать автобус такого-то маршрута. Классно. Надо ездить именно этими электричками. Если бы автобус с этой электричкой не сопрягался, то или находили бы какой-то другой способ добираться до интересующего места (то есть возможно, что электричкой ЦППК вообще перестали бы пользоваться), либо ездили бы, но не столь часто, как, может быть, им бы хотелось и моглось.

33.Общая характеристика антиконкурентных соглашений: основания классификации и виды

  • •Оглавление
  • •Понятие товарного рынка и конкуренции. Роль конкуренции в развитии экономики государства.
  • •Основные признаки свободной конкуренции:
  • •Роль конкуренции в экономическом развитии государства Положительные стороны конкуренции:
  • •Негативные стороны конкуренции:
  • •2.Предмет регулирования конкурентного права. Общая характеристика общественных отношений, регулируемых конкурентным правом.
  • •3.Метод правового регулирования отношений, входящих в предмет конкурентного права
  • •4.Понятие и классификация принципов конкурентного права
  • •5.Цели и задачи конкурентного права
  • •6.Понятие источников конкурентного права. Особенности классификации источников конкурентного права (антимонопольного законодательства)
  • •8.Международные акты, как источники конкурентного права.
  • •Законодательство Российской Федерации в сфере конкурентного права
  • •Уровни антимонопольного законодательства в Российской Федерации
  • •11.Сфера действия конкурентного (антимонопольного) законодательства рф.
  • •12.Место антимонопольного законодательства рф в системе российской законодательства. Соотношение антимонопольного законодательства с гражданским и административным законодательством.
  • •13.Значение постановлений высших судебных органов в применении конкурентного (антимонопольного) законодательства рф.
  • •14.Понятие и общая характеристика субъектов конкурентного права. Виды субъектов конкурентного права.
  • •15.Хозяйствующий субъект и его правовой статус. Общая характеристика хозяйствующих субъектов
  • •1) По характеру компетенции:
  • •2) По форме организации предпринимательской деятельности:
  • •3) По организационно-правовой форме предпринимательской деятельности.
  • •6) По наличию иностранных инвестиций:
  • •16.Группа лиц. Основания и порядок образования группы лиц в конкурентном праве.
  • •17.Органы государственной и муниципальной власти как участники отношений в сфере конкуренции.
  • •18.Антимонопольный орган как субъект конкурентного права Правовой статус антимонопольного органа
  • •Полномочия антимонопольного органа
  • •Права фас:
  • •19.Понятие доминирующего положения хозяйствующего субъекта на товарном рынке.
  • •Признаки доминирующего положения хозяйствующего субъекта (за исключением финансовой организации):
  • •20.Критерии установления доминирующего положения хозяйствующего субъекта на товарном рынке.
  • •21.Особенности установления доминирующего положения субъектов естественных монополий и лиц, доля которых на товарном рынке превышает более 35 процентов.
  • •22.Особенность установления доминирующего положения хозяйствующих субъектов, доля которых на товарном рынке не превышает 35%.
  • •23.Особенности установления доминирующего положения на товарном рынке финансовой организации
  • •24.Коллективное доминирование хозяйствующих субъектов на товарном рынке
  • •25.Порядок и правовые последствия установления доминирующего положения на товарном рынке
  • •1. Заносится в реестр хоз сбъектов, занимающих долю боле 35% или признанных доминирующих.
  • •25.Порядок и правовые последствия установления доминирующего положения на товарном рынке
  • •26.Общая характеристика запрета злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением.
  • •27.Монопольно высокая и монопольная низкая цена как форма злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением.
  • •28.Отказ (уклонение) от заключения договора и навязывание невыгодных условий хозяйствующим субъектам, занимающим доминирующее положение.
  • •29.Создание дискриминационных условий, как форма злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением.
  • •30.Характеристика иных форм злоупотребления доминирующим положением Виды злоупотреблений доминирующим положением в России
  • •31.Критерии допустимости действий хозяйствующих субъектов, доминирующих на товарном рынке.
  • •Запрет на злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением
  • •33.Общая характеристика антиконкурентных соглашений: основания классификации и виды
  • •Виды согласованных действий:
  • •Понятие соглашений хозяйствующих субъектов
  • •Виды соглашений:
  • •34.Картель как наиболее опасная форма антиконкурентного соглашения
  • •35.Вертикальные соглашения: особенности квалификации и критерии допустимости. Запреты в отношении вертикальных соглашений.
  • •36.Иные соглашения, ограничивающие конкуренцию на товарном рынке
  • •37.Согласованные действия хозяйствующих субъектов, ограничивающие конкуренцию. Согласованные действия хозяйствующих субъектов, ограничивающие конкуренцию
  • •38.Критерии допустимости соглашений и согласованных действий
  • •39. Особенности контроля ограничивающих конкуренцию соглашений
  • •40.Понятие и признаки недобросовестной конкуренции
  • •Признаки недобросовестной конкуренции:
  • •41. Формы недобросовестной конкуренции
  • •Распространение ложных, неточных или искаженных сведений
  • •Введение в заблуждение
  • •Некорректное сравнение
  • •Незаконное использование интеллектуальной собственности
  • •Незаконное использование информации (промышленный шпионаж)
  • •42.Распостранение ложных, неточных или искаженных сведений как форма недобросовестной конкуренции
  • •45.Введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности как форма недобросовестной конкуренции.
  • •47.Недобросовестная конкуренция, связанная с приобретением исключительных прав
  • •48.Ограничивающие конкуренцию акты и действия органов государственной и муниципальной власти.
  • •Субъекты запрета на ограничивающие конкуренцию акты и действия (бездействие):
  • •В целях недопущения ограничения или устранения конкуренции запрещается:
  • •49.Ограничивающие конкуренцию соглашения и согласованные действия с участием органов государственной и муниципальной власти
  • •50.Государственные и муниципальные преференции: порядок предоставления и правовые последствия нарушения установленного порядка предоставления преференций.
  • •51.Понятие торгов и случаи обязательного проведения торгов в соответствии с законодательством рф.
  • •52.Антимонопольные требования, предъявляемые к торгам и запросам котировок цен на товары.
  • •Требования к торгам, предъявляемые антимонопольным законодательством рф
  • •54.Особенности заключения договоров с финансовыми организациями
  • •55.Особенности закупок товаров, работ и услуг отдельными видами юридических лиц.
  • •56.Порядок рассмотрения антимонопольным органом жалоб на нарушение процедуры торгов и порядка заключения договоров.
  • •57.Правовые последствия нарушения антимонопольных требований к торгам.
  • •Цель контроля экономической концентрации:
  • •Задача контроля экономической концентрации:
  • •Виды государственного контроля за экономической концентрацией на товарном рынке:
  • •Порядок рассмотрения ходатайств и уведомлений антимонопольным органом
  • •Решение о продлении срока рассмотрения ходатайства принимается антимонопольным органом в случае:
  • •61.Особенности контроля экономической концентрации сделок с акциями финансовых организаций.
  • •62.Особенности контроля, за сделками и инвестициями субъекта естественной монополии.
  • •63.Уведомительный контроль сделок (действий) экономической концентрации.
  • •Осуществление государственного контроля за экономической концентрацией
  • •64.Порядок подачи и рассмотрения ходатайств и уведомлений о совершении сделок (иных действий), подлежащих государственному контролю.
  • •65.Правовые последствия нарушения порядка получения, предварительного согласия антимонопольного органа на осуществление сделок (действий) экономической концентрации или его уведомления.
  • •66.Полномочия антимонопольного органа в сфере контроля соблюдения антимонопольного законодательства.
  • •67.Проведение антимонопольными органами проверок соблюдения антимонопольного законодательства. Статья 25.1. Проведение проверок антимонопольным органом
  • •68.Правовые институты предупреждения и предостережения и их роль в антимонопольном регулировании.
  • •69.Порядок рассмотрения антимонопольным органом дел о нарушении антимонопольного законодательства.
  • •Основания для возбуждения и рассмотрения антимонопольным органом дела о нарушении антимонопольного законодательства:
  • •Место рассмотрения антимонопольным органом дела:
  • •Предписание антимонопольного органа
  • •Свойства предписания антимонопольного органа:
  • •71.Предписания о перечислении в государственный бюджет дохода, полученного вследствие нарушения антимонопольного законодательства.
  • •72.Порядок обжалования решений и предписаний антимонопольных органов. Статья 52. Порядок обжалования решений и предписаний антимонопольного органа
  • •73.Понятие ответственности за нарушение антимонопольного законодательства.
  • •74.Гражданско-правовая ответственность за нарушение антимонопольного законодательства.
  • •75.Административная ответственность за нарушение антимонопольного законодательства.
  • •76.Уголовная ответственность за нарушение антимонопольного законодательства.
  • •77.Международные договоры в рамках Евразийского экономического союза в сфере защиты конкуренции.
  • •78.Законодательство о конкуренции стран Евразийского экономического союза: основные сходства и различия.
  • •79.Общие принципы и правила конкуренции, контролируемые Евразийской экономической комиссией. Критерии отнесения рынка к трансграничному.
  • •III. Контроль за соблюдением общих правил конкуренции
  • •81.Порядок проведения Евразийской экономической комиссией расследований и рассмотрения дел о нарушении общих правил конкуренции.
  • •82.Ответственность за нарушение общих правил конкуренции. Штрафные санкции за нарушение общих правил конкуренции на трансграничных рынках, налагаемые Комиссией

Запрет на ограничивающие конкуренцию соглашения хозяйствующих субъектов

Под соглашением понимается договоренность в письменной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме (п. 18 ст. 4 Закона о защите конкуренции).

Такое понятие не совпадает с понятием договора, используемым в гражданском законодательстве. В соответствии с п. 1 ст. 420 ГК договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Следовательно, любой договор есть соглашение, однако не всякое соглашение является договором.

Соглашения с точки зрения антимонопольного законодательства представляют собой более широкое явление, поскольку могут как устанавливать, изменять или прекращать права или обязанностей сторон (т.е. способны быть гражданско-правовым договором), так и фиксировать лишь намерения сторон относительно будущих действий каждой из них в отношении себя или третьих лиц. Намерение является замыслом, предположением относительно какого-либо поведения. Но чтобы попасть под действие антимонопольного законодательства, ему необходимы достаточная степень определенности и связанность с поведением других хозяйствующих субъектов.

В практике зарубежных антимонопольных органов для выявления картельных соглашений широко используются различные «сигнальные тесты» (SIEC Test – тестирование на существенное ограничение эффективной конкуренции (СОЭК); «тест гипотетического монополиста» (тест SSNIP)).

В Российской Федерации в соответствии с п. 3.8 Порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке при выявлении взаимозаменяемых товаров может использоваться «тест гипотетического монополиста», проведение которого позволяет определить продуктовые границы товарного рынка путем выявления предпочтений приобретателей товара по замене одного товара другим при условии повышения цены только на первый товар. Таким образом определяются товары, включаемые в состав группы взаимозаменяемых товаров, которые наиболее близки по свойствам к предварительно определенному товару и на которые приобретатель готов заменить рассматриваемый товар.

Соглашения могут иметь письменную или устную форму. И если письменная форма соглашения в достаточной степени легко доказывается, то для подтверждения наличия соглашения, совершенного в устной форме, придется искать свидетелей, использовать аудио- и видеозапись, что не всегда осуществимо, либо анализировать последствия исполнения устного соглашения, опираясь на синхронность, единообразность, схожесть поведения его участников.

Эти условия должны использоваться и в случаях отграничения действий, совершаемых в рамках устного соглашения, от действий, осуществляемых предпринимательским сообществом при изменении рыночной ситуации. Последние являются рациональной реакцией бизнеса на изменение условий хозяйствования и не приводят к ограничению, недопущению или устранению конкуренции на товарном рынке. Такое поведение («ненамеренный параллелизм») представляет одинаковую и одновременную реакцию хозяйствующих субъектов на изменение общих для них рыночных условий хозяйствования.

Законодатель пытается разграничить соглашения и согласованные действия, указывая, что совершение хозяйствующими субъектами действий по соглашению не относится к согласованным действиям (ч. 2 ст. 8 Закона о защите конкуренции).

Использование хозяйствующими субъектами иных способов выражения воли (молчания, совершения конклюдентных действий) применительно к антимонопольному регулированию образует согласованные действия.

Само по себе понятие соглашения, содержащееся в п. 18 ст. 4 Закона о защите конкуренции, довольно широко и неопределенно, что дает основания говорить об отсутствии в нем конструктивной правовой нагрузки, решающей проблемы, связанные с картелированием рынков. В нем отсутствуют важнейшие классифицирующие признаки: участники соглашения, предмет соглашения, последствия заключения такого соглашения. Поэтому Н. Е. Фонарева считает его по меньшей мере излишним.

Факт наличия антиконкурентного соглашения не ставится в зависимость от его заключенности в виде договора по правилам, установленным гражданским законодательством, что не освобождает антимонопольный орган от доказывания непосредственно самого факта достижения договоренности, а также возможности наступления негативных последствий, предусмотренных законом. Выявить соответствие либо несоответствие конкретного соглашения антимонопольному законодательству возможно лишь после изучения воздействия соглашения на рыночное поведение его сторон. Такое воздействие определяется, если стороны прямо договорились о цене (компонентах цены) или, например, о разделе товарного рынка по территориальному принципу. Однако соглашение может содержать положения, которые лишь косвенным образом приводят к тем же последствиям.

Однако понятие соглашения нельзя трактовать в отрыве от устанавливаемых ст. 11 Закона о защите конкуренции запретов, вводящих дополнительные признаки соглашений и устанавливающих последствия заключения противоречащих антимонопольному законодательству соглашений, что позволяет установить их предмет.

В соответствии с ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции признаются картелем и запрещаются соглашения между хозяйствующими субъектами-конкурентами, т.е. между хозяйствующими субъектами, осуществляющими продажу товаров на одном товарном рынке, если такие соглашения приводят или могут привести к:

  • 1) установлению или поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат) и (или) наценок;
  • 2) повышению, снижению или поддержанию цен на торгах;
  • 3) разделу товарного рынка по территориальному принципу, объему продажи или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров либо составу продавцов или покупателей (заказчиков);
  • 4) сокращению или прекращению производства товаров;
  • 5) отказу от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями (заказчиками).

Введение в антимонопольное законодательство картелей как особого вида антиконкурентных соглашений обусловлено их заведомо негативными по отношению к конкуренции последствиями. Картели неминуемо влекут ограничение, устранение или недопущение конкуренции, в отличие от иных антиконкурентных соглашений, которые в зависимости от обстоятельств могут (или не могут) привести к негативным последствиям.

Аналогичный подход можно наблюдать в ст. 81 Договора о функционировании Европейского союза (в ред. Лиссабонского договора 2007 г.), § 1 и 2 которой устанавливают правило об автоматической недействительности ряда соглашений, в то время как § 3 определяет параметры допустимости соглашений.

Следует учитывать, что под соглашения, запрещенные ст. 11 Закона о защите конкуренции, если иное не установлено законом, попадают и «вертикальные» соглашения, т.е. соглашения между хозяйствующими субъектами, один из которых приобретает товар, а другой предоставляет (продает) товар. Не является «вертикальным» соглашением агентский договор (п. 19 ст. 4 Закона о защите конкуренции).

Запрещаются «вертикальные» соглашения между хозяйствующими субъектами, если: 1) такие соглашения приводят или могут привести к установлению цены перепродажи товара, за исключением случая, если продавец устанавливает для покупателя максимальную цену перепродажи товара;

2) такими соглашениями предусмотрено обязательство покупателя не продавать товар хозяйствующего субъекта, который является конкурентом продавца. Данный запрет не распространяется на соглашения об организации покупателем продажи товаров под товарным знаком либо иным средством индивидуализации продавца или производителя.

Статьей 12 Закона о защите конкуренции допускаются «вертикальные» соглашения (за исключением «вертикальных» соглашений между финансовыми организациями) двух типов: а) если эти соглашения являются заключенным в письменной форме договором коммерческой концессии; б) соглашения между хозяйствующими субъектами, доля каждого из которых на любом товарном рынке не превышает 20%.

Помимо картелей и «вертикальных» соглашений запрещаются все иные соглашения между хозяйствующими субъектами, если установлено, что такие соглашения приводят или могут привести к ограничению конкуренции. К подобным соглашениям могут быть отнесены, в частности, соглашения:

  • 1) о навязывании контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора (необоснованные требования о передаче финансовых средств, иного имущества, в том числе имущественных прав, а также согласие заключить договор при условии внесения в него положений относительно товаров, в которых контрагент не заинтересован, и другие требования);
  • 2) об экономически, технологически и иным образом не обоснованном установлении хозяйствующим субъектом различных цен (тарифов) на один и тот же товар;
  • 3) о создании другим хозяйствующим субъектам препятствий доступу на товарный рынок или выходу из товарного рынка;
  • 4) об установлении условий членства (участия) в профессиональных и иных объединениях;
  • 5) хозяйствующих субъектов, являющихся участниками оптового и (или) розничных рынков электрической энергии (мощности), организациями коммерческой инфраструктуры, организациями технологической инфраструктуры, сетевыми организациями, если такие соглашения приводят к манипулированию ценами на оптовом и (или) розничных рынках электрической энергии (мощности).

Хозяйствующий субъект вправе представить доказательства того, что заключенные им соглашения, за исключением картелей, могут быть признаны допустимыми в соответствии со ст. 12 или с ч. 1 ст. 13 Закона о защите конкуренции.

Запрет на антиконкурентные соглашения не распространяется на соглашения между хозяйствующими субъектами, входящими в одну группу лиц, если одним из таких хозяйствующих субъектов в отношении другого хозяйствующего субъекта установлен контроль либо если такие хозяйствующие субъекты находятся под контролем одного лица, за исключением соглашений между хозяйствующими субъектами, осуществляющими виды деятельности, одновременное выполнение которых одним хозяйствующим субъектом не допускается в соответствии с законодательством РФ.

Под контролем здесь понимается возможность физического или юридического лица прямо или косвенно (через юридическое лицо или через несколько юридических лиц) определять решения, принимаемые другим юридическим лицом, посредством одного или нескольких следующих действий:

  • 1) распоряжение более чем 50% общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции (доли), составляющие уставный (складочный) капитал юридического лица;
  • 2) осуществление функций исполнительного органа юридического лица.

Устанавливаемые ст. 11 Закона о защите конкуренции запреты не распространяются на соглашения о предоставлении и (или) об отчуждении права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг.

Статья 11 Запрет на ограничивающие конкуренцию соглашения или согласованные действия хозяйствующих субъект

Работа добавлена на сайт samzan.ru: 2015-07-05

Заказать написание уникльной работы

Статья 11. Запрет на ограничивающие конкуренцию соглашения или согласованные действия хозяйствующих субъектов

1. Запрещаются соглашения между хозяйствующими субъектами или согласованные действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке, если такие соглашения или согласованные действия приводят или могут привести к:

1) установлению или поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат), наценок;

2) повышению, снижению или поддержанию цен на торгах;

3) разделу товарного рынка по территориальному принципу, объему продажи или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров либо составу продавцов или покупателей (заказчиков);

4) экономически или технологически не обоснованному отказу от заключения договоров с определенными продавцами либо покупателями (заказчиками), если такой отказ прямо не предусмотрен федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации;

5) навязыванию контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора (необоснованные требования о передаче финансовых средств, иного имущества, в том числе имущественных прав, а также согласие заключить договор при условии внесения в него положений относительно товаров, в которых контрагент не заинтересован, и другие требования);

6) экономически, технологически и иным образом не обоснованному установлению различных цен (тарифов) на один и тот же товар;

7) сокращению или прекращению производства товаров, на которые имеется спрос либо на поставки которых размещены заказы при наличии возможности их рентабельного производства;

8) созданию препятствий доступу на товарный рынок или выходу из товарного рынка другим хозяйствующим субъектам;

9) установлению условий членства (участия) в профессиональных и иных объединениях, если такие условия приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции, а также к установлению необоснованных критериев членства, являющихся препятствиями для участия в платежных или иных системах, без участия в которых конкурирующие между собой финансовые организации не смогут оказать необходимые финансовые услуги.

1.1. Предусмотренные частью 1 настоящей статьи запреты не распространяются на «вертикальные» соглашения.

1.2. Запрещаются «вертикальные» соглашения между хозяйствующими субъектами (за исключением «вертикальных» соглашений, которые признаются допустимыми в соответствии со статьей 12 настоящего Федерального закона), если:

1) такие соглашения приводят или могут привести к установлению цены перепродажи товара;

2) таким соглашением продавец товара предъявляет покупателю требование не допускать товар хозяйствующего субъекта — конкурента для продажи. Данный запрет не распространяется на соглашения об организации покупателем продажи товаров под товарным знаком либо фирменным наименованием продавца или производителя.

2. Запрещаются иные соглашения между хозяйствующими субъектами (за исключением «вертикальных» соглашений, которые признаются допустимыми в соответствии со статьей 12 настоящего Федерального закона) или иные согласованные действия хозяйствующих субъектов, если такие соглашения или согласованные действия приводят или могут привести к ограничению конкуренции.

3. Физическим лицам, коммерческим организациям и некоммерческим организациям запрещается координация экономической деятельности хозяйствующих субъектов, если такая координация приводит или может привести к последствиям, указанным в части 1 настоящей статьи.

4. Хозяйствующий субъект вправе представить доказательства того, что заключенные им соглашения или осуществляемые им согласованные действия, предусмотренные частями 1 и 2 настоящей статьи, могут быть признаны допустимыми в соответствии со статьей 12 или с частью 1 статьи 13 настоящего Федерального закона.

Формы монополистической деятельности

и неправомерной деятельности

органов государственной власти и местного самоуправления

Под монополистической деятельностью Антимонопольный закон по-

нимает противоречащие антимонопольному законодательству действия

(бездействие) хозяйствующих субъектов, направленные на недопущение,

ограничение или устранение конкуренции (ст. 4 указанного закона).

К формам монополистической деятельности, помимо форм недобро-

совестной конкуренции и форм злоупотребления хозяйствующим субъ-

ектом доминирующим положением (см. § 4 данной главы учебника),

относятся формы коллективной монополистической деятельности в виде

соглашений или согласованных действий хозяйствующих субъектов, ог-

раничивающих конкуренцию.

Согласно ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции запрещаются согла-

шения между хозяйствующими субъектами или согласованные действия

хозяйствующих субъектов на товарном рынке, если такие соглашения или

согласованные действия приводят или могут привести к:

1) установлению или поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок (до-

плат), наценок;

2) повышению, снижению или поддержанию цен на торгах;

3) разделу товарного рынка по территориальному принципу, объему про-

даж или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров либо по

составу продавцов или покупателей (заказчиков);

4) экономически или технологически не обоснованному отказу от заклю-

чения договоров с определенными продавцами либо покупателями (за-

казчиками), если такой отказ прямо не предусмотрен нормативными

правовыми или судебными актами;

5) навязыванию контрагенту условий договора, невыгодных для него или

не относящихся к предмету договора;

6) экономически, технологически и иным образом не обоснованному ус-

тановлению различных цен (тарифов) на один и тот же товар;

7) сокращению или прекращению производства товаров, на которые име-

ется спрос либо на поставки которых размещены заказы при наличии

возможности их рентабельного производства;

8) созданию препятствий доступу на товарный рынок или выходу из то-

варного рынка другим хозяйствующим субъектам;

9) установлению условий членства (участия) в профессиональных и иных

объединениях, если такие условия приводят или могут привести к не-

допущению, ограничению или устранению конкуренции, а также к ус-

тановлению необоснованных критериев членства, являющихся препят-

ствиями для участия в платежных и иных системах, без участия в кото-

рых конкурирующие между собой финансовые организации не смогут

оказать необходимые финансовые услуги.

Здесь приведен перечень запрещенных соглашений и согласованных

действий горизонтального порядка, заключаемых или совершаемых хозяй-

ствующими субъектами, действующими на рынке одного товара (конку-

рентами). Такие соглашения (согласованные действия) иногда называют

картельными, чтобы подчеркнуть устойчивость связей между хозяйству-

ющими субъектами. На все перечисленные соглашения и согласованные

действия установлен безусловный запрет. Данные соглашения и согласо-

ванные действия не могут быть впоследствии признаны допустимыми в

соответствии с требованиями ст. 13 Закона о защите конкуренции.

Глава. 3 Закона о защите конкуренции определяет формы неправо-

мерной деятельности органов государственной власти и органов местно-

го самоуправления по ограничению конкуренции. В прежних редакциях

Антимонопольного закона неправомерные акты, действия и соглашения

таких органов относились к формам монополистической деятельности.

В настоящее время к формам монополистической деятельности отнесе-

ны действия (бездействие), соглашения и согласованные действия толь-

ко хозяйствующих субъектов.

В соответствии с ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции федераль-

ным органам исполнительной власти, органам государственной власти

субъектов РФ, органам местного самоуправления, иным осуществляющим

функции указанных органов органам или организациям, а также государ-

ственным внебюджетным фондам, Центральному банку РФ запрещается

принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые

приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению

конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными закона-

ми случаев. В частности запрещаются:

1) введение ограничений в отношении создания хозяйствующих субъектов

в какой-либо сфере деятельности, а также установление или введение

ограничений в отношении осуществления отдельных видов деятельно-

сти или производства определенных видов товаров;

2) необоснованное препятствование осуществлению деятельности хозяй-

ствующими субъектами;

3) установление запретов или введение ограничений в отношении свобод-

ного перемещения товаров в РФ, иных ограничений прав хозяйствующих

субъектов на продажу, покупку, иное приобретение, обмен товаров;

4) дача хозяйствующим субъектам указаний о первоочередных поставках

товаров для определенной категории покупателей (заказчиков) или о

заключении в приоритетном порядке договоров;

5) установление для приобретателей товаров ограничений выбора хозяй-

ствующих субъектов, которые предоставляют такие товары.

Согласно ч. 2 ст. 15 Закона о защите конкуренции запрещается наделе-

ние органов государственной власти субъектов РФ, органов местного са-

моуправления полномочиями, осуществление которых приводит или мо-

жет привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за

исключением случаев, установленных федеральными законами.__

Часть 3 ст. 15 Закона о защите конкуренции устанавливает запрет на

совмещение функций федеральных органов исполнительной власти, ор-

ганов исполнительной власти субъектов РФ, иных органов власти, орга-

нов местного самоуправления и функций хозяйствующих субъектов, за

исключением случаев, установленных федеральными законами, указа-

ми Президента РФ, постановлениями Правительства РФ, а также наде-

ление хозяйствующих субъектов функциями и правами указанных орга-

нов, в том числе функциями и правами органов государственного конт-

роля и надзора.

Статья 16 Закона о защите конкуренции посвящена коллективным

формам неправомерной деятельности перечисленных в ч. 1 ст. 15 Зако-

на органов и организаций. Причем в орбиту таких действий могут быть

вовлечены и хозяйствующие субъекты. В соответствии с названной ста-

тьей запрещаются соглашения между этими органами и организациями

или между ними и хозяйствующими субъектами либо осуществление эти-

ми органами и организациями согласованных действий, если такие со-

глашения или такое осуществление согласованных действий приводят

или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конку-

ренции, в частности к:

1) повышению, снижению или поддержанию цен (тарифов), за исключени-

ем случаев, если такие соглашения предусмотрены (допускаются) феде-

ральными законами или нормативными правовыми актами Президента

РФ и Правительства РФ;

2) экономически, технологически и иным образом необоснованному уста-

новлению различных цен (тарифов) на один и тот же товар;

3) разделу товарного рынка по территориальному принципу, по объему про-

дажи или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров либо по

составу продавцов или покупателей (заказчиков);

4) ограничению доступа на товарный рынок, выхода из товарного рынка

или устранению с него хозяйствующих субъектов.

Наряду с установленными ч. 1 и 3 ст. 17 Закона о защите конкуренции

запретами при проведении торгов, если организаторами или заказчика-

ми торгов являются федеральные органы исполнительной власти, органы

исполнительной власти субъектов РФ, органы местного самоуправления,

государственные внебюджетные фонды, запрещается не предусмотренное

нормативными правовыми актами ограничение доступа к участию в тор-

гах (ч. 2 ст. 17 Закона о защите конкуренции). Нарушение правил, уста-

новленных названной статьей, является основанием для признания судом

соответствующих торгов и заключенных по их результатам сделок недей-

ствительными. Такие же последствия влечет нарушение положений ч. 1 ст. 18 Закона о защите конкуренции, касающихся отбора финансовых ор-

ганизаций при размещении заказов на поставки товаров, выполнение ра-

бот, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд.

В соответствии со ст. 20 Закона о защите конкуренции государствен-

ная или муниципальная помощь предоставляется с предварительного со-

гласия антимонопольного органа, за исключением случаев, определенных

ч. 1 данной статьи. При этом под государственной или муниципальной по-

мощью понимается предоставление органами государственной власти и

местного самоуправления преимущества, которое обеспечивает отдель-

ным хозяйствующим субъектам по сравнению с другими участниками

рынка более выгодные условия деятельности путем передачи имущества

и (или) иных объектов гражданских прав, доступа к информации в при-

оритетном порядке.

Необходимо иметь в виду, что государственная помощь в таком по-

нимании охватывается понятием ≪государственная поддержка≫, которое

иногда рассматривается в юридической литературе в качестве одной из

форм государственного регулирования экономики и предприниматель-

ской деятельности (см. § 6 главы 12).

В случае, если акты о предоставлении государственной или муници-

пальной помощи не были предварительно представлены в антимонополь-

ный орган, они могут быть признаны судом недействительными (ст. 21 За-

кона о защите конкуренции).

Глава 3. Запрет на ограничивающие конкуренцию акты, действия (бездействие), соглашения, согласованные действия федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных осуществляющих функции указанных органов органов или организаций, а также государственных внебюджетных фондов, Центрального банка Российской Федерации

Статья 15. Запрет на ограничивающие конкуренцию акты и действия (бездействие) федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных осуществляющих функции указанных органов органов или организаций, а также государственных внебюджетных фондов, Центрального банка Российской Федерации

Федеральным законом от 17 июля 2009 г. N 164-ФЗ в часть 1 статьи 15 настоящего Федерального закона внесены изменения, вступающие в силу по истечении тридцати дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

См. текст части в предыдущей редакции

1. Федеральным органам исполнительной власти, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления, иным осуществляющим функции указанных органов органам или организациям, а также государственным внебюджетным фондам, Центральному банку Российской Федерации запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия), в частности запрещаются:

1) введение ограничений в отношении создания хозяйствующих субъектов в какой-либо сфере деятельности, а также установление запретов или введение ограничений в отношении осуществления отдельных видов деятельности или производства определенных видов товаров;

2) необоснованное препятствование осуществлению деятельности хозяйствующими субъектами, в том числе путем установления не предусмотренных законодательством Российской Федерации требований к товарам или к хозяйствующим субъектам;

3) установление запретов или введение ограничений в отношении свободного перемещения товаров в Российской Федерации, иных ограничений прав хозяйствующих субъектов на продажу, покупку, иное приобретение, обмен товаров;

4) дача хозяйствующим субъектам указаний о первоочередных поставках товаров для определенной категории покупателей (заказчиков) или о заключении в приоритетном порядке договоров;

5) установление для приобретателей товаров ограничений выбора хозяйствующих субъектов, которые предоставляют такие товары;

6) предоставление хозяйствующему субъекту доступа к информации в приоритетном порядке;

7) предоставление государственной или муниципальной преференции в нарушение порядка, установленного главой 5 настоящего Федерального закона.

2. Запрещается наделение органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления полномочиями, осуществление которых приводит или может привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением случаев, установленных федеральными законами.

Федеральным законом от 1 декабря 2007 г. N 318-ФЗ в часть 3 статьи 15 настоящего Федерального закона внесены изменения

См. текст части в предыдущей редакции

3. Запрещается совмещение функций федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, иных органов власти, органов местного самоуправления и функций хозяйствующих субъектов, за исключением случаев, установленных федеральными законами, указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации, а также наделение хозяйствующих субъектов функциями и правами указанных органов, в том числе функциями и правами органов государственного контроля и надзора, если иное не установлено Федеральным законом «О Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом».

См. схему «Запрет на акты и действия органов власти и управления, ограничивающие конкуренцию»

См. комментарии к статье 15 настоящего Федерального закона

Статья 16. Запрет на ограничивающие конкуренцию соглашения или согласованные действия федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных осуществляющих функции указанных органов органов или организаций, а также государственных внебюджетных фондов, Центрального банка Российской Федерации

Запрещаются соглашения между федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами, Центральным банком Российской Федерации или между ними и хозяйствующими субъектами либо осуществление этими органами и организациями согласованных действий, если такие соглашения или такое осуществление согласованных действий приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, в частности к:

1) повышению, снижению или поддержанию цен (тарифов), за исключением случаев, если такие соглашения предусмотрены федеральными законами или нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации;

2) экономически, технологически и иным образом не обоснованному установлению различных цен (тарифов) на один и тот же товар;

3) разделу товарного рынка по территориальному принципу, объему продажи или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров либо по составу продавцов или покупателей (заказчиков);

4) ограничению доступа на товарный рынок, выхода из товарного рынка или устранению с него хозяйствующих субъектов.

Дистрибьюторские соглашения: соблазны и запреты

Нередко стороны дистрибьюторского договора включают в него условия, небесспорные, а иногда и совершенно недопустимые с позиции антимонопольного законодательства. Какие из часто используемых обязательств сторон дистрибьюторского договора являются допустимыми, а какие – нет?

Запретное регулирование

Запрет на ограничивающие конкуренцию соглашения установлен ст. 11 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон № 135-ФЗ).

При этом такие соглашения могут быть трех типов:
• горизонтальные (картельные);
• вертикальные;
• иные.

К каждому из этих типов соглашений применяются свои запреты и ограничения.

Соответственно, для определения того, какие условия допустимы или не допустимы в дистрибьюторском соглашении, в первую очередь необходимо определиться с тем, к какому из указанных типов оно относится.

В основе дистрибьюторского договора лежат отношения по поставке продукции, общие условия которой и являются предметом соглашения сторон. Иногда дополнительно к дистрибьюторскому соглашению стороны заключают отдельные договоры поставки, в которых более конкретно определяют ассортимент, стоимость поставляемой продукции, периоды и иные условия поставки. В некоторых случаях достаточная детализация поставляемого товара и условий его поставки содержится в самом дистрибьюторском соглашении, а конкретные партии товара согласовываются сторонами в спецификациях.

Данное обстоятельство позволяет отнести дистрибьюторские соглашения к вертикальным соглашениям, понятие которых установлено п. 19 ст. 4 Закона № 135-ФЗ.

В то же время зачастую производители продукции сохраняют за собой право осуществлять ее реализацию на той территории, право работы на которой предоставлено дистрибьютору. В таком случае получается, что производитель и дистрибьютор становятся конкурирующими субъектами, а следовательно, возникает вопрос: подлежат ли применению к договору между ними требования, установленные для соглашений конкурентов, т. е. картельных?

Неоднозначность в подходе к решению данного вопроса в правоприменительной практике послужила причиной подготовки ФАС России соответствующего разъяснения . Позиция антимонопольного органа заключается в следующем. Поскольку целью заключения дистрибьюторского соглашения является распространение (продвижение) дистрибьютором товаров производителя, а не их соперничество, которое определяет конкуренцию, в ситуации, когда дистрибьютор занимается только реализацией товаров производителя и сам не является производителем взаимозаменяемых товаров, таких производителя и дистрибьютора, реализующих товары в одних и тех же границах товарного рынка, не следует рассматривать в качестве конкурентов. Следовательно, к дистрибьюторскому соглашению между такими субъектами не должны применяться запреты, установленные ч. 1 ст. 11 Закона № 135-ФЗ.

Таким образом, при оценке допустимости отдельных условий дистрибьюторских договоров необходимо руководствоваться ч. 2, 4 ст. 11 Закона № 135-ФЗ, через призму которых далее и будут рассматриваться наиболее часто встречающиеся спорные положения указанных соглашений.

Эксклюзивность дистрибьюторства

Эксклюзивность дистрибьюторства – качество, традиционно являющееся основой отношений дистрибьюции. Обязательство о неконкуренции содержится непосредственно в Типовом дистрибьюторском контракте «Монопольный импортер – дистрибьютор»,
разработанном Международной Торговой Палатой (публикация МТП № 518). При этом эксклюзивность отношений может быть как на стороне поставщика, так и на стороне покупателя (дистрибьютора), а иногда и сразу на обеих.

Не продавай товар врага

Эксклюзивность на стороне поставщика предполагает, что дистрибьютор не имеет права продавать товар хозяйствующего субъекта, являющегося конкурентом продавца. С точки зрения производителя, совершенно не заинтересованного в том, чтобы дистрибьютор, реализующий его продукцию, и, следовательно, обладающий информацией об ассортиментном ряде, закупочных ценах и прочими коммерческими сведениями, продавал товар других производителей, являющихся его конкурентами, данное условие совершенно логично. Однако все выглядит совсем иначе, если рассматривать указанное условие с позиции обеспечения конкуренции на рынке.

Запрет на включение в вертикальные соглашения условий о невозможности сотрудничества дистрибьютора с конкурентами производителя установлен ч. 2 ст. 11 Закона № 135-ФЗ. Исключение составляют два случая:
• соглашение предусматривает организацию покупателем продажи товаров под товарным знаком либо иным средством индивидуализации продавца или производителя;
• дистрибьюторский договор может быть квалифицирован как допустимое вертикальное соглашение в соответствии со ст. 12 Закона № 135-ФЗ.

Если же оснований для применения указанных исключений нет, то дистрибьютора и производителя, предусмотревших в своем соглашении подобную эксклюзивность, ждет соответствующее наказание. Так, 23 мая 2012 г. Комиссия ФАС России признала ЗАО «С» и ООО «Б» нарушившими п. 2 ч. 2, ч. 4 ст. 11 Закона № 135-ФЗ (заключение и участие в антиконкурентном соглашении), что выразилось в заключении дистрибьюторского соглашения, предусматривающего обязательство покупателя не продавать товар хозяйствующего субъекта, который является конкурентом продавца. В данном случае предписание выдано не было, а стороны не были привлечены к ответственности, т. к. компании-нарушители добровольно их устранили .

Решения антимонопольного органа по подобным делам находят поддержку и в судах .

Кроме того, при применении указанных выше исключений необходимо иметь в виду следующее.

Под соглашениями об организации продажи товаров под товарным знаком продавца следует понимать не реализацию самой продукции, маркированной средствами индивидуализации производителя, а весь процесс продажи товаров с применением объектов интеллектуальной собственности производителя, включая, например, использование его товарного знака или торговой марки в названии магазина или на вывеске дистрибьютора .

Что касается допустимых вертикальных соглашений, то к ним в соответствии со ст. 12 Закона № 135-ФЗ относятся:
• договоры коммерческой концессии;
• соглашения между хозяйствующими субъектами (за исключением вертикальных соглашений между финансовыми организациями), доля каждого из которых на любом товарном рынке не превышает 20%.

Исключение, установленное в отношении договора коммерческой концессии, в целом коррелирует с исключением, связанным с организацией продажи под товарным знаком производителя, поскольку указанный договор как раз и предусматривает использование комплекса исключительных прав, деловой репутации и коммерческого опыта правообладателя в определенном объеме с указанием или без указания территории использования применительно к конкретной сфере предпринимательской деятельности.

При рассмотрении же вопроса о занимаемой доле рынка необходимо иметь в виду, что географические и товарные границы рынка, определенные антимонопольным органом, могут не соответствовать представлениям о них хозяйствующего субъекта. Показательным примером в данном случае является позиция ФАС России, в настоящее время рассматривающей рынки продажи автомобилей разных марок не как единый рынок их реализации, а как отдельные товарные рынки .

Таким образом, может сложиться ситуация, при которой хозяйствующий субъект будет считать дистрибьюторское соглашение с его участием допустимым, т. к. занимаемая им доля рынка не превышает установленного порога в 20%, а антимонопольный орган тем
не менее предъявит к нему претензии. В подобных обстоятельствах при возникновении судебного спора необходимо учитывать, что обязанность доказывания размера доли рынка лежит на антимонопольной службе.

Сказанное означает, что в деле должен иметься аналитический отчет последней ., подготовленный в соответствии с приказом ФАС России от 28.04.2010 № 220 «Об утверждении Порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке». В случае если такой анализ антимонопольным органом не проведен либо является неполным, у хозяйствующего субъекта есть все шансы оспорить его решение в суде.

Чья поляна?

Условие об эксклюзивности на стороне покупателя предполагает, что дистрибьютор является единственным лицом, которому поставляется соответствующий товар в границах определенной территории. Иногда запрет на реализацию товара на установленной
территории может быть введен даже в отношении самого производителя.

Эксклюзивность в границах определенной территории также обычно сопряжена с территориальными ограничениями для дистрибьютора, не имеющего права продавать товар покупателям, находящимся за пределами «его» территории. Подобные условия устанавливаются с целью не допустить конкуренции различных дистрибьюторов между собой.

На первый взгляд может показаться, что данные условия не нарушают требований антимонопольного законодательства, поскольку ч. 2 ст. 11 Закона № 135-ФЗ предусмотрен запрет лишь в отношении вертикальных соглашений (к которым, как уже указывалось, относятся и дистрибьюторские договоры), содержащих обязательство покупателя не продавать товар хозяйствующего субъекта, являющегося конкурентом продавца. Однако очевидно, что ограничение производителя в поставке товара на соответствующий рынок устанавливается с единственной целью – не допустить появления других дистрибьюторов на определенной территории (которой в некоторых случаях может являться территория всей страны). А такие действия уже могут быть квалифицированы по ч. 4 ст. 11 Закона № 135-ФЗ, содержащей запрет на соглашения о создании другим хозяйствующим субъектам препятствий доступу на товарный рынок.

Рассматриваемое условие позволительно в одном случае – если дистрибьюторский договор является допустимым вертикальным соглашением в соответствии с уже упоминавшейся выше ст. 12 Закона № 135-ФЗ. Если же дистрибьюторское соглашение не отвечает признакам договора коммерческой концессии и доля на рынке хотя бы одной из сторон превышает 20%, то его условия становятся недопустимыми, а участники могут быть привлечены к административной ответственности .

Установление цены продажи

До недавнего времени практически в каждом дистрибьюторском соглашении встречалось условие о цене, по которой товар должен реализовываться дистрибьютором.

Названное условие также прямо запрещено нормой ч. 2 ст. 11 Закона № 135-ФЗ, которая достаточно часто применяется антимонопольным органом на практике . Соответственно, данный факт может быть использован дистрибьютором в качестве аргумента при возникновении спора с производителем о взыскании различного рода штрафов за нарушение обязанности по продаже товара по определенной цене. Такой вывод был сделан при рассмотрении одного из дел ФАС Центрального округа .Исключение в данном случае все то же – допустимость вертикального соглашения в соответствии со ст. 12 Закона № 135-ФЗ.

Следует отметить, что Федеральным законом от 06.12.2011 № 401-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “О защите конкуренции” и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (так называемый Третий антимонопольный пакет) разрешено устанавливать максимальную цену продажи товара. Однако необходимо учитывать, что не должно возникать ситуации, при которой цена, обозначенная в договоре как максимальная, на самом деле является фиксированной и обязательной для дистрибьютора, как это часто случается на практике.

Антиконкурентного соглашения нет, а наказание есть?

Производителям, имеющим дистрибьюторскую сеть, необходимо учитывать, что даже в ситуации, когда сами дистрибьюторские соглашения являются допустимыми с точки зрения ст. 11 Закона № 135-ФЗ, их действия, аналогичные по отношению к нескольким
дистрибьюторам, в некоторых случаях могут быть квалифицированы как координация экономической деятельности. Так, в целом ряде дел арбитражные суды поддержали позицию антимонопольного органа, который, обнаружив, что производитель заключал со своими дистрибьюторами аналогичные дистрибьюторские договоры, в которых была рекомендована определенная продажная цена, признал его нарушившим антимонопольное законодательство .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *