Агентство Юридической помощи

Принципы предоставления государственных услуг

Содержание

Правовой анализ принципов предоставления государственных и муниципальных услуг



В статье рассмотрены принципы предоставления государственных и муниципальных услуг, проведенный анализ отразил неоднозначный подход к пониманию содержания некоторых из них.

Ключевые слова: государственные и муниципальные услуги, принципы предоставления, заявительный порядок, правомерность взимания с заявителей платы.

Принципы, как правовая категория, являются важной составляющей любого правового института, в том числе института предоставления государственных и муниципальных услуг. Согласно ст. 4 Федерального закона от 27.07.2010 № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» (далее- Федеральный закон № 210-ФЗ) основными принципами предоставления государственных и муниципальных услуг (далее- услуги) являются:

1) правомерность предоставления услуг органами, их предоставляющими;

2) заявительный порядок обращения за предоставлением услуг;

3) правомерность взимания с заявителей государственной пошлины за предоставление услуг, платы за предоставление услуг.

4) открытость деятельности органов, предоставляющих услуги;

5) доступность обращения за предоставлением услуг, в том числе для лиц с ограниченными возможностями здоровья;

6) возможность получения в электронной форме, если это не запрещено законом, а также в иных формах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, по выбору заявителя .

В научной юридической литературе встречается мнение о дифференциации перечисленных выше принципов на принципы предоставления и принципы получения услуг. К первой группе можно отнести принцип правомерности оказания необходимых и обязательных государственных и муниципальных услуг и принцип открытости деятельности органов, оказывающих услуги. Принципами же получения услуг при этом выступают принцип доступности обращения за предоставлением услуг, в том числе для лиц с ограниченными возможностями здоровья, а также принцип возможности получения услуг в электронной форме .

Полагаем целесообразным более детальное рассмотрение первых трех, закрепленных в Федеральном законе № 210-ФЗ, принципов, вызывающих наибольшую дискуссию в юридической литературе.

Принцип правомерности предоставления государственных и муниципальных услуг А. Н. Борисов предлагает переименовать в принцип законности . Критикуя данную формулировку, Н. А. Кандрина отмечает, что в таком случае происходит ограничение его (признака) сущностных элементов, поскольку принцип правомерности рассматривается как с позиции предоставления услуг правомочными органами, так и с позиции соблюдения последними требований закона в рассматриваемой сфере .

Переходя к рассмотрению следующих двух принципов предоставления услуг, необходимо отметить, что позиции правоведов относительно принципиального различия правовой природы предоставления услуг и функций органов публичной власти диаметрально противоположны.

В данной связи неоднозначное толкование в юридической литературе принципа заявительного порядка обращения за предоставлением услуг. Содержанием рассматриваемого принципа является предоставление услуг по запросу заявителя. Н. А. Кандрина отмечает, тот необычный факт, что волеизъявление именно заявителя первично по отношению к волеизъявлению органа публичной власти, свидетельствует о правовом обосновании юридической сущности такого правоотношения. Так, правоотношение, складывающиеся в рассматриваемой сфере, принципиально отличается от иных правоотношений с участием органов власти, в которых инициатором выступают последние, «и это логично, так как правовая природа государственных и муниципальных услуг, предоставляемых органами исполнительной власти и местного самоуправления, не идентична правовой природе функций, реализуемых ими» . Таким образом, делается вывод о существующем разграничении функций органа публичной власти и услуг, предоставляемых им в заявительном порядке.

С другого ракурса, безотносительно разграничения функций органа публичной власти и предоставления им услуг, рассматривает данный принцип З. К. Бабаева. Автор отмечает, что обязанность органа власти отреагировать на волеизъявление заявителя о намерении получить соответствующую услугу выступает обеспечением реализации такого права- необходимо лишь заявление услугополучателя . Указанная интерпретация смысла принципа заявительного порядка позволяет говорить о рассмотрении данных правоотношений с конституционной точки зрения, а также говорить об институте предоставлении государственных и муниципальных услуг как об общественном благе, а не объекте гражданских прав.

Принцип правомерности взимания с заявителей государственной пошлины и платы за предоставление услуг выступает следующим, при рассмотрении которого необходимо отталкиваться от того, относится ли предоставление услуг к функциям органов публичной власти или же существует разграничение между этими понятиями .

Законодатель в ст. 2 Федерального закона № 210-ФЗ государственные и муниципальные услуги определяет как деятельность по реализации функций органов, их предоставляющих .

Толкуя указанную норму и соотнося анализируемые понятия друг с другом, можно сделать вывод, что функции органов публичной власти выступают содержанием, а предоставление государственных и муниципальных услуг- формой.

Подход исследователей, например, И. М. Докучаевой, отмечающих, что уплата налогов заявителями является основанием для предоставления государственных и муниципальных услуг на безвозмездной основе , полагаем, можно считать соответствующим приведенной выше интерпретации соотношения функций органов публичной власти и предоставления услуг.

Противоположного мнения придерживается ряд других авторов, которые полагают, что «заявительный характер на предоставление государственных и муниципальных услуг, определенная их ценность не для всего населения, а для ряда услугополучателей и обусловливают в некоторых случаях необходимость их оплаты» .

Таким образом, проведенный анализ рассмотренных принципов предоставления государственных и муниципальных услуг позволил выявить неоднозначный подход к пониманию их (принципов) сущности и содержания. Принципы заявительного порядка и правомерности взимания платы и государственной пошлины за предоставление услуг вызывают наибольшее число вопросов, являются предметом научных дискуссий. В данной связи научные исследования в рассматриваемой сфере продолжают оставаться актуальными.

Литература:

Комментарий к статье 4 ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг»

  1. В комментируемой статье содержатся основные принципы предоставления государственных и муниципальных услуг. Принципы (от лат. principium — первоначало, основа) — основополагающие начала, закономерности, отношения, взаимосвязи между элементами <16>. Соответственно, под принципами предоставления государственных и муниципальных услуг можно понимать основополагающие начала и идеи, лежащие в основе организации предоставления публичных услуг, которые определяют статус, характер и содержание деятельности органов, должностных лиц и организаций, предоставляющих данные услуги.

———————————

<16> Подсумкова А.А. Муниципальное управление: Словарь-справочник. Саратов, 2009. С. 47.

В сфере предоставления государственных и муниципальных услуг существуют следующие принципы.

  1. Правомерность предоставления государственных и муниципальных услуг, т.е. необходимость соблюдения органами, должностными лицами и организациями, предоставляющими государственные и муниципальные услуги, требований действующего законодательства.

Принцип правомерности тесно связан с принципом законности, основные требования которого — это соблюдение Конституции РФ и законов, а также соответствие всех издаваемых нормативных актов действующему законодательству. В государственном управлении для законности характерно: общеобязательность законов, их верховенство над правовыми актами управления; единообразное понимание и исполнение законов на всей территории РФ; недопустимость противопоставления законности и целесообразности; связь с правовой культурой <17>.

———————————

<17> Административное право / Под ред. Ю.М. Козлова, Л.Л. Попова. М., 2002.

Нормативное правовое регулирование отношений, возникающих в связи с предоставлением государственных и муниципальных услуг, осуществляется в соответствии со следующими нормативно-правовыми актами:

— комментируемым Законом;

— другими федеральными законами;

— иными нормативными правовыми актами РФ;

— законами субъектов РФ;

— иными нормативными правовыми актами субъектов РФ;

— муниципальными правовыми актами.

Более подробно о нормативном правовом регулировании отношений, возникающих в связи с предоставлением государственных и муниципальных услуг, см. комментарий к ст. 3.

  1. Заявительный порядок обращения за предоставлением государственных и муниципальных услуг, т.е. лица, нуждающиеся в предоставлении публичных услуг, должны обратиться в соответствующие органы или организации. Это означает, что, во-первых, публичные услуги не оказываются автоматически и, во-вторых, заявителю не нужно получать для обращения какие-либо разрешения.

Для реализации данного принципа комментируемый Закон предусматривает:

— право заявителей на получение государственных и муниципальных услуг своевременно и в соответствии со стандартом предоставления публичных услуг (более подробно о правах заявителей см. комментарий к ст. 5);

— обязанность органов, предоставляющих государственные и муниципальные услуги, предоставлять данные услуги качественно в соответствии с административными регламентами и в электронной форме (более подробно об обязанностях органов см. комментарий к ст. 6);

— защита от коррупционных проявлений, например запрет требовать органами, предоставляющими государственные и муниципальные услуги, от заявителя представления документов и информации или осуществления действий, представление или осуществление которых не предусмотрено соответствующими нормативными правовыми актами (более подробно о требованиях к взаимодействию с заявителем см. комментарий к ст. 7).

  1. Правомерность взимания с заявителей оплаты предоставления государственных и муниципальных услуг, а именно:

— государственной пошлины за предоставление государственных и муниципальных услуг;

— платы за предоставление государственных и муниципальных услуг;

— платы за предоставление услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления государственных и муниципальных услуг и предоставляются соответствующими организациями.

Государственные и муниципальные услуги предоставляются заявителям на бесплатной основе, за исключением закрепленных комментируемым Законом случаев (более подробно о требованиях к взиманию с заявителя платы за предоставление государственных и муниципальных услуг см. комментарий к ст. ст. 8 и 9).

  1. Принцип открытости означает доступность для заявителя полной, актуальной и достоверной информации о порядке предоставления государственных и муниципальных услуг и о деятельности органов, предоставляющих публичные услуги, и организаций, участвующих в предоставлении данных услуг.

Принцип открытости тесно связан с принципом гласности, основными требованиями которого являются:

— обеспечение информированности граждан о решениях органов государственной власти и органов местного самоуправления;

— обеспечение доступности обсуждения важнейших государственных вопросов и вопросов местного значения;

— изучение и учет общественного мнения <18>.

———————————

<18> Наумов С.Ю., Подсумкова А.А. Основы организации муниципального управления. М., 2009. С. 24.

Отношения, связанные с обеспечением доступа заявителей к информации о деятельности органов государственного и муниципального управления, также регламентируются Федеральным законом от 9 февраля 2009 г. N 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», согласно которому:

— во-первых, органы государственного и муниципального управления обязаны обеспечивать доступ к информации о своей деятельности на русском языке и государственном языке соответствующей республики в составе РФ;

— во-вторых, лицо, желающее получить доступ к такой информации, не обязано обосновывать причины необходимости ее получения.

Федеральный закон от 9 февраля 2009 г. N 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» стал серьезным достижением в области обеспечения открытости публичных органов. Однако на практике положения актов, регламентирующих размещение информации о деятельности органов исполнительной власти в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, выполнены не в полной мере.

Постановление Правительства РФ от 24 ноября 2009 г. N 953 «Об обеспечении доступа к информации о деятельности Правительства Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти» определило ряд требований к составу информации на официальных сайтах федеральных органов исполнительной власти и установило необходимость регулярного мониторинга сайтов органов власти. Размещение в свободном доступе информации о деятельности органов исполнительной власти и органов местного самоуправления, а также формируемых ими информационных ресурсах позволяет сделать деятельность указанных органов более понятной и предсказуемой для граждан и организаций, а также уменьшить нагрузку на указанные выше органы за счет снижения количества поступающих обращений.

На сегодняшний день необходимо обеспечить свободный доступ через информационно-телекоммуникационную сеть Интернет к содержимому основных федеральных государственных информационных ресурсов и систем, за исключением сведений, которые составляют охраняемую законом тайну, исключив случаи установления платы за предоставление информации из государственных информационных ресурсов в соответствии с ведомственным актами. Необходимо также расширить перечень сведений о проведении государственного (муниципального) контроля, подлежащих обязательному опубликованию на сайтах органов. Должны публиковаться результаты проведения плановых и внеплановых проверок (например, наименований юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, деятельность которых приостановлена или прекращена (по решению суда) либо продукция которых отозвана с рынка), а также статистические данные.

  1. Принцип доступности означает территориальную близость и открытость органов государственного и муниципального управления, предоставляющих государственные и муниципальные услуги, для всех категорий граждан. Принцип доступности реализуется при:

— обращении заявителя в соответствующие органы и организации за предоставлением государственных и муниципальных услуг;

— предоставлении соответствующими органами и организациями государственных и муниципальных услуг;

— предоставлении государственных и муниципальных услуг для лиц с ограниченными возможностями здоровья.

Под лицами с ограниченными возможностями здоровья понимаются инвалиды и собственно лица с ограниченными возможностями здоровья. Федеральный закон от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» определяет инвалида как лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты. Под ограничением жизнедеятельности понимается полная или частичная утрата лицом способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться и заниматься трудовой деятельностью. Лица с ограниченными возможностями здоровья — это не относящиеся к категории инвалидов лица (прежде всего дети) с легкой степенью умственной отсталости, с задержкой психического развития, с речевой патологией или с нарушением слуха и зрения, которые также нуждаются в особой социальной защите.

Реализация принципа доступности предполагает также организацию предоставления государственных и муниципальных услуг в многофункциональных центрах. Многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг — российская организация независимо от организационно-правовой формы (в том числе являющаяся автономным учреждением), отвечающая требованиям, установленным комментируемым Законом, и уполномоченная на организацию предоставления государственных и муниципальных услуг, в том числе в электронной форме, по принципу «одного окна» (более подробно об обязанностях органов, предоставляющих государственные и муниципальные услуги в многофункциональных центрах, см. комментарий к ст. 17).

  1. Возможность получения государственных и муниципальных услуг в электронной форме, если это не запрещено законом, а также в иных формах, предусмотренных законодательством РФ, по выбору заявителя.

Для реализации данного принципа комментируемый Закон предусматривает:

— право заявителей на получение государственных и муниципальных услуг в электронной форме (более подробно о правах заявителей см. комментарий к ст. 5);

— обязанность органов, предоставляющих государственные и муниципальные услуги, обеспечивать возможность получения заявителем публичной услуги в электронной форме (более подробно об обязанностях органов см. комментарий к ст. 6);

— установление требований к организации предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме (более подробно о требованиях к организации предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме см. комментарий к ст. 10).

Федеральным законом от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее — ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации») (ст. 8) устанавливается, что доступ к информации о предоставлении государственных и муниципальных услуг должен быть обеспечен органами государственного управления и органами местного самоуправления с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети Интернет.

Все принципы предоставления государственных и муниципальных услуг тесно связаны между собой и направлены на повышение качества организации предоставления публичных услуг.

«Заявительный принцип» — устно или обязательно письменно?

Из Постановления Правительства Москвы от 07.12.2004 г. № 850-ПП

….7.Меры социальной поддержки граждан по оплате жилищно-коммунальных услуг основываются на заявительном принципе, осуществляются при представлении ими в организацию, производящую начисление платежей за названные услуги, документов, подтверждающих отнесение их к соответствующей категории льготников В моем случае речь идет о необходимости доказать, что документы дающие право на льготы были в 1986 и 2009 гг сотруднику ДЭЗ(РЭУ) предоставлены, но подписанного заявления у меня нет. Работники ДЭЗ(РЭУ) утверждают, что документы мною им предоставлены не были.

Вопросы:
1) в постановлении сказано «предоставление документов» — я предъявил удостоверение Ветеран боевых действий;
2) там не сказано, а работник ДЭЗ(РЭУ) мне не посоветовал, что исходя из заявительного принципа, я должен написать заявление.
Так что такое «заявительный принцип»? Это обязательно необходимость написать заявление и получить на нем автограф или предъявить документы, т.е. устно? И как доказать мою правоту?
Спасибо!

Ни одно действие недропользователей не должно идти вразрез с главным нормативным документом — лицензией на право пользования недрами.

А грамотное юридическое закрепление во многом определяет дальнейшую судьбу предприятий. И если процесс получения лицензии на конкурсной основе или через аукцион сегодня наиболее отработанные и понятные соискателям институты, то заявительный принцип — настоящая головная боль, причём это касается даже госорганов.

Представители «Центрсибнедра» на форуме «МИНГЕО Сибирь» в очередной раз объясняли самые проблемные моменты.

Скользкая дорожка заявительного принципа

В 2014 году в России принципиально изменился способ получения права пользования недрами на уровне поисково-оценочной стадии.

Согласно приказу Минприроды № 61, впоследствии трансформированного в № 583, заявки стали осуществляться по заявительному принципу ещё до выдачи разрешения на открытие месторождения.

Нововведения стали толчком для «рождения» юниорных компаний. «Юридические лица ринулись на тропу развития регионального бизнеса, вступив на скользкую дорожку предоставления по заявочному принципу», — с такого заявления начал свой доклад заместитель начальника департамента «Центрсибнедра» Иван Курбатов.

Почему соискатели стали массово подавать заявки?

Во-первых, участие в аукционах и конкурсах не даёт никаких гарантий на победу.

Во-вторых, выигрыш не означает добросовестность дальнейшего сотрудничества: на практике часто происходит срыв сделок. И в-третьих, предпринимателей зачастую отпугивает длительное оформление документов.

Такие условия чуть ли не обязывают недропользователей прибегать к заявительному принципу. Но и этот способ опасен высоким риском отказа — в первую очередь из-за «законодательной безграмотности» соискателя.

«Предоставив возможность получения лицензии по заявительному принципу, государство поспособствовало возникновению рынка юниорных компаний. Некоторые заходят на рынок без должного понимания сути происходящего и в итоге прекращают своё существование.

А всё потому, что они не оформляют заявки в соответствии с нормами, и нам часто приходится их отклонять», — сказал г-н Курбатов.

По статистике, 9 из 10 компаний действительно не до конца понимают механизм именно первого этапа получения права пользования недрами и именно по этой причине получают отказ.

Результаты «недопонимания» напрямую сказались на работе «Центрсибнедр»: множество обескураженных отказом соискателей подают в суд на ведомство.

Однако суд практически всегда встаёт на сторону департамента — в его пользу принимали порядка 97% решений. Такие данные привёл заместитель председателя «Центрсибнедр» Ринат Яхин. Он тоже уверен, что корень проблемы заключается в очень слабых знаниях предпринимателей, которые подают новые заявки.

«Зачастую мы получаем не адаптированные к новым требованиям заявки. Однако нормативные документы вполне читаемы и не подразумевают двоякого смысла. По совершенно непонятным для нас причинам заявки оставляют желать лучшего».

Работа над ошибками

Итак, соискатели допускают неточности при оформлении заявки на право пользования недрами, которые дают право «Центрсибнедрам» вполне законно их отклонять. Ринат Яхин выделил три «типа» основных ошибок новичков. Для начала, они не соблюдают элементарных формальностей — по замечанию представителя «Центрсибнедр», это не что иное, как игнорирование требований закона.

Провалы в знаниях у предпринимателей есть о правах третьих лиц на запрашиваемый земельный участок. Это очень важный момент: в «Центрсибнедрах» ещё раз отмечают, что не регулируют этот вопрос — он находится в зоне контроля других ведомств.

Кроме того, хромает оформление геологического обоснования. Как правило, заявители прописывают лишь общеизвестные факты, забывая про обоснование границ и про сведения о своих планах.

Один из участников форума решил уточнить, правда ли решение об отказе из-за слабого геологического обоснования напрямую зависит от возможности получения информации по участку лиц геологического фонда.

Ринат Яхин опроверг это предположение, отметив, что речь идёт о геологической информации в отношении испрашиваемого участка, а не об информированности соискателя. «Недропользователь должен хотя бы приблизительно дать понять, что на испрашиваемом земельном участке залегают полезные ископаемые, которые он планирует добывать».

Тем не менее ведомство приводит статистику: сейчас лицензий выдаётся больше, чем изымается. Значит, в целом позитивные результаты есть. Во избежание разного рода ошибок эксперт «Центрсибнедр» порекомендовал руководствоваться действующими правовыми нормами и следить за каждым изменением.

«Прежде чем негативно отзываться о работе «Центрсибнедр», начните с себя. Обращайтесь в ведомство для урегулирования различных вопросов ещё до истечения срока лицензии. Мы не помним, чтобы кому-то отказали в консультации или кого-то дезинформировали», — сказал Ринат Яхин.

При первой же возможности слушатели спросили, в чём же преимущество получения права пользования недрами по заявительному принципу. Ответ достаточно прост: если соблюсти все требования закона, у заявителя есть большие шансы поставить запасы на баланс. Этот способ даёт право на поиск и оценку полезных ископаемых без конкурсов или аукционов. Если заранее разработать принцип работы, то через 5–6 лет можно добиться соответствия ресурсной базы собственным требованиям.

Юниоры, вперёд к прозрачности!

Вместе с активностью юниорных компаний введение приказа № 583 породило массу спекулянтов. Нередки случаи, когда предприниматель, получив лицензию, начинает заявлять о невиданных богатствах приобретённого участка.

«Мы стали часто получать заявки с планами на добычу золота. Многие из них, с любой точки зрения, не что иное, как мнимые заявки. Было сразу понятно, что предприниматели преследовали совсем другие цели, поэтому сейчас ведомство стало требовать минимальной «разумности» участка, на который нацелен соискатель.

Никто не будет скрупулёзно рассматривать ваше геологическое обоснование, но нужно хотя бы формально соблюсти требования, а нередко бывает, что и этого нет», — говорит г-н Яхин.

В свою очередь, инвестор далеко не всегда понимает, где правда, а где, скажем так, фантазии соискателя. Поэтому вкладывает деньги в пустышки, имеющие свойство испаряться. А рынок юниорных компаний уже сформировался, поэтому нужно искать способ организации «прозрачного» бизнеса.

По мнению эксперта Ивана Курбатова, чтобы решить проблему, нужно исправить лишь один недочёт в законе: стать товаром должна сама лицензия, а не юридические лица или земельные участки.

Только в таком случае удастся искоренить спекуляцию в сфере лицензирования.

«Договоры заключаются, что называется, «по знакомству», а это ненормально. Мне это не нравится, я думаю, что и другие не в восторге от такого положения дел», — говорит г-н Курбатов.

Эксперт предложил создать инструмент, который бы наладил коммуникацию между юниорными компаниями и потенциальными инвесторами. В мировой практике подобные механизмы уже работают — например, площадка Investors’ Exchange или канадская выставка PDAC.

«Несколько лет назад мы с организаторами «МИНГЕО Сибирь» пытались создать подобное мероприятие, но тогда ещё не вступил в силу приказ № 61.

Я думаю, что в рамках форума можно провести специализированную выставку. Для этого необходима поддержка правительства Красноярского края.

В случае успеха власти смогут получить дополнительный инструмент для реализации таких программ развития, как «Енисейская Сибирь». Кроме того, Красноярск имеет все шансы стать горно-геологической столицей Сибири», — считает Курбатов.

Создание коммуникационной площадки также позволит направить в местный федеральный бюджет налоговые отчисления юниорных компаний. Ведь сейчас львиная доля доходов крупных горнопромышленников красноярского края — «Норникеля», «Полюс Золото», СУЭКа, РУСАЛа — оседает в центральном регионе.

Строго хаотично

Ещё представители «Центрсибнедр» проинформировали публику о некоторых важных пертурбациях. Так, за последние полгода принципиальные изменения были внесены в Земельный кодекс РФ. Например, появился пресекательный срок в сфере срока действия разрешения на строительство.

Недропользователь обязан обратиться в госорганы за 10 рабочих дней до срока окончания разрешения на строительство, иначе Ростехнадзор его закроет.

Но есть и хорошие новости: сейчас заявитель имеет возможность без длительных переговоров получить право на изъятие для государственных нужд земельного участка, находящегося в собственности у частных лиц.

По словам заместителя председателя департамента, этот инструмент работает очень хорошо и активно, потому что не затруднён подзаконными актами. Вдобавок к этому собственники довольно охотно отдают свои земли недропользователям из-за их весьма высокой оценочной стоимости.

Иначе дело обстоит с заключениями договора аренды муниципальных лесных участков. В «Центрсибнедрах» говорят: всё будет в порядке, если лицензиат документально докажет, что уже инвестировал в освоение и начал работы.

Ещё одна проблема уже давно волнует горнопромышленников. Всем известно, что в процессе оценки получение металла неизбежно. Объёмы, мягко говоря, незначительные, но они могли бы покрыть часть затрат на те же геологоразведочные работы.

Многие интересовались, есть ли шанс, что в будущем в рамках лицензий, полученных по заявительному принципу, можно будет получить разрешение на «мелкую» добычу драгметаллов.

«Дело в том, что закон «О недрах» для всех отраслей является единственным, а для оборота драгметаллов — лишь одним из. Мы подкорректировали свои действия и теперь не предоставляем индивидуальным предпринимателям право на добычу металлов.

Рекомендуем не подавать заявки на их поиск и оценку, потому что в силу своего статуса соискатели, к сожалению, не смогут воспользоваться полученным правом. А что касается юридических лиц, я даже не представляю, каким образом это разрешение можно было бы давать», — ответил г-н Яхин.

Спикер отметил, что закон «О недрах» изменить можно, но всё-таки вопрос лучше рассматривать в плоскости банковского права — в рамках него можно добиться законности получения золота, которое по условию лицензии собственностью лицензиата не является.

«В перспективе — да, золото положить в банк на депозит можно, но получение драгметалла напрямую повлечёт за собой злоупотребление правом и таким образом предвосхитит все плюсы нововведения.

Другими словами, значительно вырастет чёрный рынок. Я знаю, что сейчас ведутся дискуссии по данному вопросу, но они несерьёзные», — пояснил зампредседателя «Центрсибнедр».

Из года в год изменения в законодательной базе, регулирующей отношения в сфере недропользования, провоцируют на возникновение неоднозначных последствий и вызывают, казалось бы, всё больше спорных моментов.

К чему приведут такие перипетии, можно только догадываться, но опыт прошлых лет показывает, что развязка вряд ли когда-то наступит.

СПРАВКА

В «Центрсибнедрах» считают, что стать товаром должна сама лицензия, а не юрлица или земельные участки

Текст: Валентина Лескина

Статья опубликована в журнале Добывающая промышленность №4, 2019

    Теги:

  • закон
  • лицензия
  • мингео
  • центрсибнедра

Одним из значимых шагов со стороны государства в области недропользования является реализация так называемого заявительного принципа в части получения недропользователями лицензий на геологическое изучение недр.

Владимир Пискунов, ведущий геолог — руководитель проектов по ГРР, HighlandGold — УК «Русcдрагмет»

С 2005 года действовал порядок рассмотрения заявок на получение права пользования недрами для геологического изучения недр (за исключением недр на участках недр федерального значения), утвержденный приказом МПР России от 15.03.2005 № 61, однако в нем рассматривались случаи, когда заинтересованное лицо подавало заявку в отношении участка недр, включенного в перечень, сформированный Министерством природных ресурсов и экологии Российской Федерации. Исключение было сделано лишь для нижележащих горизонтов разрабатываемых месторождений — в таких случаях участок недр мог быть предоставлен без включения в соответствующие программы и перечни.

В 2014 году приказом Минприроды России от 27.01.2014 № 37 была введена часть 6 — «Рассмотрение заявок на получение права пользования участком недр, по которому отсутствуют данные о наличии запасов полезных ископаемых и прогнозных ресурсов категорий P1 и P2 и который не включен в программы или перечни объектов, предлагаемых для предоставления в пользование в целях геологического изучения…».

Таким образом, значительно упростился доступ к новым площадям для проведения работ: уже не было необходимости подавать заявление на включение интересующего участка недр в перечень, дожидаться его опубликования и затем подавать заявку в соответствии с приказом № 61.

В 2016 году был выпущен приказ Минприроды России от 10.11.2016 № 583 (ред. от 14.05.2019) «Об утверждении Порядка рассмотрения заявок на получение права пользования недрами для геологического изучения недр (за исключением недр на участках недр федерального значения и участках недр местного значения)», который заменил собой приказ № 61. При этом, несмотря на полностью идентичное название, новый приказ более детально рассматривал случаи с нижележащими горизонтами месторождений, их флангами, а также участки, на которых отсутствуют прогнозные ресурсы низких категорий.

1 935 тыс.лицензий

выдано за время действия заявительного принципа

По мнению автора статьи, следующим шагом для стимулирования геологоразведочной отрасли должно стать внесение изменений в приказ № 583 и полное исключение из него ограничения в виде сведений о прогнозных ресурсах категорий P1 и P2 для новых участков недр для геологического изучения. Для этого существует ряд причин, которые описаны далее.

Результатом работ по геологическому изучению, как правило, является отчет с подсчетом запасов или оценкой ресурсов полезных ископаемых. В общем случае запасы — это тот объем полезного компонента с соответствующими параметрами по качеству (кондициям), который выгодно добывать в текущих экономических условиях. Ресурсы же — потенциально возможный прирост запасов, который может возникнуть при проведении дальнейших геологоразведочных работ.

Вплоть до 1981 года в геологической отрасли рассматривались только запасы различных категорий: A, B, C1, C2 (найти более ранних упоминаний об официальном утверждении классификаций автору не удалось). В 1981 году выходит постановление Совмина СССР от 30 ноября 1981 г. № 1128 «Об утверждении классификации запасов месторождений и прогнозных ресурсов твердых полезных ископаемых». В нем дается определение запасов и появляется упоминание ресурсов полезных ископаемых. В первую очередь отмечается, что «запасы твердых полезных ископаемых по степени их изученности подразделяются на…» и «прогнозные ресурсы твердых полезных ископаемых по степени их обоснованности…». То есть мы сразу можем понять, что в случае ресурсов речь идет о некоем прогнозе, вероятности наличия полезного ископаемого, в отличие от запасов, где такое наличие является доказанным фактом.

Далее по тексту приводятся требования к категориям прогнозных ресурсов, подтверждающие наш вывод: «Прогнозные ресурсы категории Р1 учитывают возможность прироста запасов за счет расширения площадей распространения тел полезного ископаемого за контуры подсчета запасов по категории С2 или дополнительного выявления новых тел полезного ископаемого на разведанных, разведуемых, а также выявленных при поисково-оценочных работах месторождениях. Для количественной оценки ресурсов этой категории используются представления о промышленном типе месторождения.

Оценка ресурсов основывается на результатах геологических, геофизических и геохимических исследований площадей возможного распространения полезного ископаемого, а также на геологической экстраполяции имеющихся данных более изученной части месторождения о форме и строении тел полезного ископаемого, его минеральном составе и качестве (концентрации полезных компонентов), структурных особенностях, литологических и стратиграфических предпосылках, определяющих площади и глубины распространения полезного ископаемого, представляющего промышленный интерес.

Прогнозные ресурсы категории Р2 учитывают возможность обнаружения в бассейне, районе, рудном узле, рудном поле новых месторождений полезных ископаемых, предполагаемое наличие которых основывается на положительной оценке выявленных при крупномасштабной геологической съемке и поисковых работах проявлений полезного ископаемого, а также геофизических и геохимических аномалий, природа и возможная перспективность которых установлены единичными выработками. Количественная оценка ресурсов предполагаемых месторождений, представления о форме, размерах тел полезного ископаемого, его минеральном составе и качестве основываются на аналогиях с известными месторождениями того же формационного (генетического) типа.

Прогнозные ресурсы категории Р3 учитывают лишь потенциальную возможность формирования и промышленной локализации месторождений того или иного вида полезных ископаемых на основании благоприятных стратиграфических, литологических, тектонических и палеогеографических предпосылок, выявленных при производстве в оцениваемом районе средне- и мелкомасштабной геологических съемок, дешифровке космических снимков, а также при анализе результатов геофизических и геохимических исследований. Количественная оценка ресурсов этой категории производится по предположительным параметрам на основе аналогии с более изученными районами, площадями, бассейнами, где имеются разведанные месторождения того же генетического типа».

Классификация просуществовала вплоть до второй половины 90-х годов, до публикации приказа МПР РФ от 07.03.1997 № 40 «Об утверждении Классификаций запасов полезных ископаемых». В данной классификации в описании категорий ресурсов и запасов практически дословно использовался текст постановления Совмина с небольшими изменениями. В ней точно так же указывалось на вероятностный характер прогнозных ресурсов.

В настоящее время действует приказ МПР РФ от 11.12.2006 № 278 «Об утверждении Классификации запасов и прогнозных ресурсов твердых полезных ископаемых».

Приведем из нее выдержки с небольшими купюрами:

«Прогнозные ресурсы категории P1 учитывают возможность расширения границ распространения полезного ископаемого за контуры запасов С2 или выявления новых рудных тел полезного ископаемого на рудопроявлениях, разведанных и разведываемых месторождениях…

Прогнозные ресурсы категории Р2 учитывают возможность обнаружения в бассейне, рудном районе, узле, поле новых месторождений полезных ископаемых, предполагаемое наличие которых основывается на положительной оценке выявленных при крупномасштабной (в отдельных случаях среднемасштабной) геологической съемке и поисковых работах проявлений полезного ископаемого, а также геофизических и геохимических аномалий, природа и возможная перспективность которых установлены единичными выработками…

Прогнозные ресурсы категории Р3 учитывают лишь потенциальную возможность открытия месторождений того или иного вида полезного ископаемого на основании благоприятных… предпосылок, выявленных в оцениваемом районе… Их количественная оценка проводится без привязки к конкретным объектам».

Итак, мы видим, что если в случае с ресурсами Р1 существует «привязка» к существующему объекту, то Р2 говорит лишь о «возможности» и «предполагаемом наличии». И при этом такие участки недр предлагается получать через включение в перечень и далее через проведение аукциона, что само собой уже может вызвать вопросы. Дело в том, что и в случае предоставления участка без проведения конкурса и аукциона, и при их организации для определения стартового (разового) платежа, в соответствии с приказом Минприроды России от 30.09.2008 № 232 и постановлением Правительства РФ от 04.02.2009 № 94, в качестве одной из переменных используется понятие среднегодовой мощности предприятия. Однако в случае ресурсов отсутствуют даже соответствующие требования к качеству руды, на основании которых далее производится выбор технологии переработки полезного ископаемого, мощность перерабатывающей фабрики и режимы работы. А значит, данная оценка будет являться весьма приближенной и может привести к заведомой переоценке участка в стоимостном выражении. В качестве примера можно привести случай из практики, когда по результатам поисковых работ были оценены ресурсы категории P2 в количестве 1,97 т золота, однако после детальной разведки и отработки участка было добыто всего лишь чуть более 200 кг золота.

Иногда встречаются и совершенно парадоксальные случаи, когда недропользователь досрочно завершает работы по геологическому изучению недр, сдает лицензию с формулировкой «в связи с отсутствием перспектив по выявлению промышленного объекта», но при этом в своем отчете оценивает прогнозные ресурсы по категориям P1 и P2. Теперь же, если другой недропользователь захочет рискнуть (а работы ранних стадий являются высокорисковыми) и взять эту площадь, ему придется заплатить не просто пошлину за оформление лицензии, но и полноценный разовый платеж, который может достигать первых, а то и десятков миллионов рублей (данные затраты сопоставимы с одним-двумя полноценными полевыми сезонами ведения работ), при том что достоверность и сам факт наличия месторождения ничем не подтверждены.

Кроме того, значительное количество участков с прогнозными ресурсами является наследием СССР и плановой экономики, когда к концу каждого года и пятилетки требовался обязательный прирост геологической изученности, который на деле выливался в прогнозные ресурсы различных категорий. Все эти оценки необходимо пересматривать, однако если в прежние годы такая задача решалась профильными отраслевыми институтами (ЦНИГРИ, ВИМС, ВИЭМС, ИМГРЭ и др.), то сейчас для решения данной задачи нет в достаточном количестве ни специалистов, ни финансирования.

В настоящее время, после внесения приказом Минприроды России от 14.05.2019 № 299 изменений в текст приказа № 583, для трех территорий — Дальневосточный федеральный округ, Иркутская область и территории Арктической зоны Российской Федерации — сделано исключение, и для участков недр, которые располагаются в их границах, допускается наличие сведений о прогнозных ресурсах при их предоставлении для геологического изучения. Несомненно, эти изменения стали существенным шагом вперед в плане совершенствования законодательства.

1 288 тыс. проектов

рассмотрено по лицензиям, предоставленным по заявительному принципу, с общим объемом инвестиций в ГРР 80,2 млрд рублей

Однако автор статьи считает, что необходимо продолжить это движение, полностью исключить упоминание ресурсов P1 и P2 и изложить абзац третий пункта 1.8 приказа Минприроды России от 10.11.2016 № 583 в следующей редакции: «не более трех участков недр на одного заявителя в течение календарного года, по которым в соответствии с государственным балансом запасов полезных ископаемых отсутствуют данные о наличии запасов твердых полезных ископаемых и (или) запасов углеводородного сырья и размер каждого из которых составляет не более 100 км2, — для целей геологического изучения на твердые полезные ископаемые».

По открытым данным, в целом за время действия заявительного принципа выдано 1 935 тыс. лицензий, в том числе в 2018 году — 749. Рассмотрено 1 288 тыс. проектов по лицензиям, предоставленным по заявительному принципу, с общим объемом инвестиций в ГРР 80,2 млрд рублей.

Таким образом, данное изменение позволит не только значительно расширить доступные для геологического изучения территории и повысить вероятность пополнения минерально-сырьевой базы новыми промышленными объектами, но и привлечь в отрасль дополнительные инвестиции.

В настоящее время, после внесения приказом Минприроды России от 14.05.2019 № 299 изменений в текст приказа № 583, для трех территорий – Дальневосточный федеральный округ, Иркутская область и территории Арктической зоны Российской Федерации – сделано исключение, и для участков недр, которые располагаются в их границах, допускается наличие сведений о прогнозных ресурсах при их предоставлении для геологического изучения. Несомненно, эти изменения стали существенным шагом вперед в плане совершенствования законодательства.

По мнению автора статьи, следующим шагом для стимулирования геологоразведочной отрасли должно стать внесение изменений в приказ № 583 и полное исключение из него ограничения в виде сведений о прогнозных ресурсах категорий P1 и P2 для новых участков недр для геологического изучения. Для этого существует ряд причин, которые описаны в статье.

Таким образом, данное изменение позволит не только значительно расширить доступные для геологического изучения территории и повысить вероятность пополнения минерально-сырьевой базы новыми промышленными объектами, но и привлечь в отрасль дополнительные инвестиции.

Принципы предоставления государственных и муниципальных услуг. Статьи по предмету Административное право

Вернуться к списку статей по юриспруденции

    ПРИНЦИПЫ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ УСЛУГ
    Н.В. КИСЕЛЕВА
    В соответствии со ст. 4 Федерального закона «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» от 27.07.2010 N 210-ФЗ <1> основными принципами предоставления государственных и муниципальных услуг являются:
    ———————————
    <1> Собрание законодательства Российской Федерации. 2010. N 31. Ст. 4179.
    1) правомерность предоставления государственных и муниципальных услуг органами, предоставляющими государственные услуги, и органами, предоставляющими муниципальные услуги, а также предоставления услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления государственных и муниципальных услуг и предоставляются организациями, указанными в ч. 2 ст. 1 Федерального закона N 210-ФЗ.
    Комментируя данный принцип, А.Н. Борисов пишет, что «речь идет о необходимости соблюдения указанными органами и организациями требований соответствующих законодательных и иных нормативных правовых актов» <2>. То есть правомерность означает законность деятельности услугодателей.
    ———————————
    <2> Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» (постатейный). М.: Юстицинформ, 2011. С. 16.
    На наш взгляд, отсутствуют разумные основания именовать уже давно известный теории права принцип законности принципом правомерности. Во-первых, это приводит к отступлению от единообразия заданной в нормативных правовых актах системы принципов. Во-вторых, может появиться дополнительный смысл обозначенного принципа. Например, сторонники естественно-правовой школы права имеют вполне обоснованные причины толковать принцип правомерности шире, чем принцип законности. Правомерно же или соответствует природе прав человека и то право, которое пока не нашло закрепления в законе. В-третьих, может быть элементарное непонимание смысла принципа, т.к. законодательного определения термина «правомерность» мы не найдем, и он не имеет широкого распространения в нормативных правовых актах РФ.
    Таким образом, принцип правомерности следует переименовать в принцип законности предоставления государственных и муниципальных услуг. А вот законность следует понимать в уже устоявшемся смысле этого слова как соответствие административному законодательству в сфере предоставления государственных и муниципальных услуг. При этом мы подчеркиваем, что именно административный закон, а не гражданский или какой-либо другой, должен фиксировать правила организации предоставления государственных и муниципальных услуг.
    Специфика государственных и муниципальных услуг по субъекту, который организует их предоставление, предопределила именно административно-правовое регулирование этой деятельности.
    Мы не согласны с Л.Б. Ситдиковой, которая пишет, что «услуги (дополнительные платные услуги), оказываемые на возмездной основе государственными и муниципальными образованиями в лице их органов, а также некоммерческими организациями, обладающими правом юридического лица, должны подчиняться правилам гражданского законодательства соответствующих видов договоров возмездного оказания услуг» <3>.
    ———————————
    <3> Ситдикова Л.Б. Публично-правовые образования в договоре возмездного оказания услуг // Российская юстиция. 2009. N 2. С. 39.
    Организация предоставления государственных и муниципальных услуг — это прерогатива административной власти, осуществляющей публично-правовую деятельность, которая не может быть подчинена правилам гражданского законодательства. Существует уже огромный массив нормативной правовой базы, включая подзаконные акты, регламентирующий административное обслуживание. Правовой институт «услуг» должен «прижиться» в административном праве, как бы он ни напоминал гражданско-правовой институт;
    2) заявительный порядок обращения за предоставлением государственных и муниципальных услуг.
    Данный принцип является гарантией того, что услугополучатель должен только заявить (устно, письменно, в электронном виде) о необходимости получить ту или иную государственную или муниципальную услугу, чтобы компетентный орган власти был обязан предоставить услугу.
    Считаем, что данный принцип неуместен среди принципов предоставления государственных и муниципальных услуг, во всяком случае, в той формулировке, в которой его привел законодатель. Принцип заявительного порядка обращения за предоставлением государственных и муниципальных услуг скорее является принципом получения услуг.
    Заявительный порядок обращения за предоставлением государственных и муниципальных услуг необоснованно вынесен в качестве принципа предоставления услуг еще и потому, что подача заявления (запроса по Федеральному закону N 210-ФЗ) является основанием для предоставления государственной или муниципальной услуги или началом процесса предоставления услуги, но не базовым, основополагающим принципом предоставления государственных и муниципальных услуг;
    3) правомерность взимания с заявителей государственной пошлины за предоставление государственных и муниципальных услуг, платы за предоставление государственных и муниципальных услуг, платы за предоставление услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления государственных и муниципальных услуг и предоставляются организациями, указанными в ч. 2 ст. 1 Федерального закона N 210-ФЗ.
    Содержание же данного принципа определено в ст. 8 и 9, устанавливающих соответственно требования к взиманию с заявителя платы за предоставление государственных и муниципальных услуг и требования к взиманию с заявителя платы за оказание услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления государственных и муниципальных услуг.
    Применительно к термину «правомерность» нами уже были предложены некоторые рассуждения. То, что «правомерность» встречается неоднократно, наталкивает на мысль о еще большей необходимости раскрыть данный термин или заменить его на термин «законность».
    Полагаем, что принцип «правомерности взимания с заявителей платы» входит по смыслу в принцип «правомерности предоставления государственных и муниципальных услуг органами, предоставляющими государственные услуги, и органами, предоставляющими муниципальные услуги», поэтому его следует исключить из перечня принципов предоставления государственных и муниципальных услуг.
    Принцип «правомерности взимания с заявителей платы» по смыслу схож с принципом «платности» той или иной деятельности. Применительно к государственному и муниципальному обслуживанию принцип «платности» используется с оговоркой по виду услуг и субъектов, которые их предоставляют, а также по виду законодательства, которое фиксирует плату за услуги. Поэтому принцип должен быть сформулирован следующим образом: «платность необходимых и обязательных для предоставления государственных и муниципальных услуг и предоставляемых организациями за плату в случаях, обозначенных в налоговом и ином законодательстве».
    Вопрос «платности» государственных услуг достаточно часто затрагивается в правовой теории.
    Например, Э.В. Талапина заявляет, что «все публичные услуги не могут быть оказаны безвозмездно, что неизбежно ставит вопрос об их стоимости, порядке оплаты и контроле за этой деятельностью» <4>.
    ———————————
    <4> Талапина Э.В. Публичное право и экономика: Курс лекций. М.: Волтерс Клувер, 2011. С. 325.
    Л.Н. Борисоглебская предлагает ввести минимальные социальные стандарты <5>, т.е. выделить тот минимум услуг, которые в результате своей социальной значимости гарантированно должны быть безвозмездными и безвозвратными, предоставляться за счет бюджетов всех уровней, а также государственных внебюджетных фондов.
    ———————————
    <5> Борисоглебская Л.Н., Кирсанов С.А. Государственные и муниципальные финансы: финансирование социальных услуг: Учебник. СПб.: Андреевский издательский дом, 2008. С. 313.
    Г.С. Кириенко в свою очередь считает целесообразным «создать общероссийский реестр платных услуг населению» <6>, а по мнению Г.Р. Гафаровой «государственная услуга» — это своеобразный товар» <7>, что позволяет говорить о такой неотъемлемой характеристике государственной услуги, как платность.
    ———————————
    <6> Кириенко Г.С. Разграничение предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации на основе государственных (муниципальных) функций и услуг: проблемы и перспективы // Государственная власть и местное самоуправление. 2011. N 9. С. 26.
    <7> Гафарова Г.Р. Финансово-правовые аспекты ценообразования в сфере государственных услуг // Государственная власть и местное самоуправление. 2012. N 11. С. 24.
    В.В. Иванов предлагает способ удешевления услуг — обеспечив предоставление электронных государственных услуг: «Если пользователи смогут в режиме самообслуживания заполнять электронные формуляры, то отпадет необходимость обработки заявлений путем их сканирования, регистрации в базе данных, сократится стоимость государственных услуг» <8>.
    ———————————
    <8> Иванов В.В., Коробова А.Н. Государственное и муниципальное управление с использованием информационных технологий. М.: ИНФРА-М, 2010. С. 345.
    На наш взгляд, для единообразного установления платы за государственные и муниципальные услуги по всей стране целесообразно установить только в Налоговом кодексе РФ в виде государственной пошлины плату за предоставляемые населению государственные и муниципальные услуги. Так плата за государственные и муниципальные услуги будет выглядеть как федеральный или местный сбор.
    Таким образом, полагаем, что никакой другой нормативный правовой акт, кроме Налогового кодекса РФ, не должен устанавливать сборы за предоставляемые государственные или муниципальные услуги.
    В случаях, когда государственные или муниципальные услуги предоставляют негосударственные и немуниципальные организации при делегировании им соответствующих полномочий, то должны применительно к плате за услуги независимо от субъектов, их предоставляющих, применяться правила Налогового кодекса РФ, причем без права соответствующих субъектов изменить сумму пошлины. Конечно, некоторые виды государственных и муниципальных услуг могут оказаться «невыгодными» для услугодателей при невозможности повышения платы за предоставляемые услуги. В таких случаях следует осуществлять дополнительное финансирование за счет средств соответствующих бюджетов тех организаций, которые предоставляют государственные и муниципальные услуги. Уровень бюджета, за счет которого будет происходить дополнительное финансирование, зависит от вида предоставляемой услуги. Соответственно государственные услуги финансируются за счет средств государственного бюджета (федерального или субъекта РФ), а муниципальные услуги — за счет средств местного бюджета;
    4) открытость деятельности органов, предоставляющих государственные услуги, и органов, предоставляющих муниципальные услуги, а также организаций, участвующих в предоставлении предусмотренных ч. 1 ст. 1 Федерального закона N 210-ФЗ государственных и муниципальных услуг.
    В контексте организации предоставления государственных и муниципальных услуг этот принцип реализован в положении п. 2 ст. 5 Федерального закона N 210-ФЗ, предусматривающем право заявителей при получении государственных и муниципальных услуг на получение полной, актуальной и достоверной информации о порядке предоставления государственных и муниципальных услуг, в том числе в электронной форме. Предоставление в установленном порядке информации заявителям и обеспечение доступа заявителей к сведениям о государственных и муниципальных услугах определено в п. 1 ст. 10 Федерального закона N 210-ФЗ в качестве одного из требований к организации предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме.
    Мы вполне согласны с выделением данного принципа предоставления государственных и муниципальных услуг.
    Проблемным же моментом действия данного принципа можно обозначить неактивное обращение граждан к сведениям о государственных и муниципальных услугах, а также о субъектах, которые их оказывают;
    5) доступность обращения за предоставлением государственных и муниципальных услуг и предоставления государственных и муниципальных услуг, в том числе для лиц с ограниченными возможностями здоровья.
    Данный принцип заключается в гарантии для заявителя иметь доступ к государственным и муниципальным услугам, в том числе и с ограниченными возможностями здоровья (для инвалидов).
    Доступность обращения за предоставлением государственных и муниципальных услуг может заключаться в информированности о видах услуг, сроках их предоставления и пр.; в достаточности окон для обслуживания услугополучателей в местах предоставления услуг; в оснащенности мест оказания услуг необходимыми информационными стендами, копировальной техникой и пр.
    К сожалению, принцип доступности обращения за предоставлением государственных и муниципальных услуг не может включить в свой смысл в полном объеме качество обслуживания граждан. Ведь обеспечить беспрепятственный доступ к местам предоставления услуг — это еще не значит гарантировать высокое качество процесса и обслуживания, и рассмотрения претензий (жалоб) граждан к услугодателям;
    6) возможность получения государственных и муниципальных услуг в электронной форме, если это не запрещено законом, а также в иных формах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, по выбору заявителя.
    Речь вновь заходит о принципе получения государственных или муниципальных услуг, а не принципе предоставления услуг, как заявлено в названии ст. 4 Федерального закона N 210-ФЗ. Также представляется, что мы комментируем способ получения услуг, что скорее может являться правом заявителя, но не принципом предоставления услуг.
    Таким образом, из приведенных в Федеральном законе N 210-ФЗ принципов следует считать именно принципами и принципами предоставления услуг только: 1) правомерность предоставления государственных и муниципальных услуг органами, предоставляющими государственные услуги, и органами, предоставляющими муниципальные услуги, а также предоставления услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления государственных и муниципальных услуг и предоставляются организациями, указанными в ч. 2 ст. 1 Федерального закона N 210-ФЗ, и 2) открытость деятельности органов, предоставляющих государственные услуги, и органов, предоставляющих муниципальные услуги, а также организаций, участвующих в предоставлении предусмотренных ч. 1 ст. 1 Федерального закона N 210-ФЗ государственных и муниципальных услуг.
    Принципами получения государственных и муниципальных услуг являются: 1) доступность обращения за предоставлением государственных и муниципальных услуг и предоставления государственных и муниципальных услуг, в том числе для лиц с ограниченными возможностями здоровья, и 2) возможность получения государственных и муниципальных услуг в электронной форме, если это не запрещено законом, а также в иных формах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, по выбору заявителя.
    Принцип заявительного порядка обращения за предоставлением государственных и муниципальных услуг не является по смыслу принципом.
    Правомерность же взимания с заявителей государственной пошлины за предоставление государственных и муниципальных услуг, платы за предоставление государственных и муниципальных услуг, платы за предоставление услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления государственных и муниципальных услуг и предоставляются организациями, указанными в ч. 2 ст. 1 Федерального закона N 210-ФЗ, следует переформулировать либо также исключить из числа принципов. В существующей формулировке данный принцип по смыслу входит в первый из перечисленных принципов предоставления государственных и муниципальных услуг.
    Итак, на наш взгляд, предложенный законодателем перечень принципов предоставления государственных и муниципальных услуг включает также принципы получения данных услуг. Поэтому предлагаю переименовать ст. 4 Федерального закона N 210-ФЗ в «Принципы предоставления и получения государственных и муниципальных услуг».
    Приведя в соответствие с теоретическими измышлениями о юридической природе принципов права уже выявленные законодателем принципы предоставления государственных и муниципальных услуг, необходимо доработать, увеличив их число. Например, следует дописать принципы:
    — минимальных сроков предоставления государственных и муниципальных услуг;
    — соответствия предоставляемых услуг стандартам предоставления государственных и муниципальных услуг;
    — неотвратимости и действенности ответственности субъектов, предоставляющих государственные и муниципальные услуги, при нарушении административных регламентов;
    — равного доступа граждан и юридических лиц к предоставляемым государственным и муниципальным услугам;
    — достаточного государственного и муниципального финансирования и материально-технического снабжения субъектов, предоставляющих государственные и муниципальные услуги.
    Литература
    1. ФЗ РФ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» от 27.07.2010 N 210-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2010. N 31. Ст. 4179.
    2. Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» (постатейный). М.: Юстицинформ, 2011. 345 с.
    3. Борисоглебская Л.Н., Кирсанов С.А. Государственные и муниципальные финансы: финансирование социальных услуг: Учебник. СПб.: Андреевский издательский дом, 2008. 544 с.
    4. Гафарова Г.Р. Финансово-правовые аспекты ценообразования в сфере государственных услуг // Государственная власть и местное самоуправление. 2012. N 11. С. 22 — 26.
    5. Иванов В.В., Коробова А.Н. Государственное и муниципальное управление с использованием информационных технологий. М.: ИНФРА-М, 2010. 567 с.
    6. Кириенко Г.С. Разграничение предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации на основе государственных (муниципальных) функций и услуг: проблемы и перспективы // Государственная власть и местное самоуправление. 2011. N 9. С. 26 — 29.
    7. Ситдикова Л.Б. Публично-правовые образования в договоре возмездного оказания услуг // Российская юстиция. 2009. N 2. С. 39 — 43.
    8. Талапина Э.В. Публичное право и экономика: Курс лекций. М.: Волтерс Клувер, 2011. С. 325.

    Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Административное право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Особенности и классификация государственных (муниципальных) услуг

Термин «государственные (муниципальные) услуги» впервые появился в российском праве в Бюджетном кодексе РФ. Согласно ст. 6 кодекса, это услуги, оказываемые в соответствии с государственным (муниципальным) заданием органами государственной власти (органами местного самоуправления), бюджетными учреждениями, иными юридическими лицами. Данное определение сформулировано, прежде всего, для обеспечения бюджетного регулирования.

Наряду с этим, в Бюджетном кодексе упоминается термин «бюджетные услуги» в ст. 137, согласно которой «определение уровня расчетной бюджетной обеспеченности поселений производится по единой методике, обеспечивающей сопоставимость налоговых доходов городских и сельских поселений (за исключением городских округов), перечня бюджетных услуг и показателей, характеризующих факторы и условия, влияющие на стоимость предоставления муниципальных услуг в расчете на одного жителя». Несмотря на отсутствие законодательного определения, термин «бюджетные услуги» стал широко использоваться в научной литературе и практике для обозначения социальных услуг, финансируемых полностью или частично за счет бюджетных средств.

Бюджетным услугам присущи следующие признаки: финансирование за счет средств федерального бюджета, бюджета субъекта Российской Федерации, муниципального бюджета или бюджета государственного внебюджетного фонда; и наличие обусловленной законом, иным нормативным правовым актом, договором или соглашением обязанности публично-правового образования (Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования) предоставить услугу.

В Федеральном законе от 27 июля 2004 г . № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» установлено, что в должностной регламент государственного гражданского служащего включается перечень государственных услуг, оказываемых гражданам и организациям в соответствии с административным регламентом государственного органа. Невозможность в соответствии с установленным законодательством статусом государственного гражданского служащего непосредственно принимать участие в оказании населению социальных услуг позволяет сделать вывод об использовании законодателем нового подхода к содержанию термина «государственная услуга», отличного от изложенных выше.

Стоит отметить, что понятие государственной услуги также не имеет однозначного аналога в мировой практике. Данный термин является одним из вариантов перевода термина «public services». При этом в зависимости от контекста слово » public » может быть переведено на русский язык как «государственный и муниципальный», «общественный» или «публичный». Большинство теоретических исследований по рассматриваемому вопросу фокусируется именно на интерпретации понятия «публичная услуга», основывая на нем социально-экономические подходы к функциям власти, направленным на удовлетворение общественных интересов/

Публичная услуга – это выраженная в нормах права, гарантированная государством целенаправленная деятельность по удовлетворению прав и законных интересов, а также исполнению некоторых обязанностей физического или юридического лица, ее инициирующего.

Юридически значимая классификация публичных услуг предполагает следующие основания для классификации:

— по субъектам, предоставляющим услуги: услуги государственного сектора (в составе которого рассматривается и муниципальный) и негосударственного сектора;

— по субъектам, получающим услуги: услуги, направленные на удовлетворение интересов физических лиц, услуги направленные на удовлетворение интересов юридических лиц и услуги направленные на удовлетворение как физических, так и юридических лиц. При этом необходимо выделять субъекта, получающего услугу, и субъекта, потребляющего благо в результате получения услуги;

— по сферам общественных отношений: услуги социальные, экономические и гражданско-правовые, услуги, обеспечивающие общественную безопасность;

— по направленности публичной услуги на обеспечение субъективных прав, законных интересов или обязанностей: услуги, направленные на реализацию субъективных прав, услуги, направленные на реализацию законных интересов, услуги, направленные на исполнение обязанностей;

— по критерию необходимости для потребителя можно выделить основные и дополнительные услуги. Основная услуга прямо направлена на удовлетворение конкретной потребности. Дополнительная услуга «сопровождает» основную услугу и, как правило, отдельно от основной не применяется, так как в ее обособленном предоставлении нет смысла.

В самом общем виде содержание услуг можно представить состоящим из четырех элементов:

1) Существование услуги немыслимо без того, чтобы субъект правоотношения — гражданин либо юридическое лицо — не стремился к удовлетворению его права или законного интереса либо исполнению обязанностей.

2) Данное стремление к удовлетворению права или законного интереса, либо исполнению обязанностей, т.е. в определенном смысле способ реализации потребности, должно соответствовать существующим нормативным предписаниям, нормам права.

3) Сама потребность, интерес, удовлетворить который стремится субъект, не должна быть противоправной по своей сути, противоречащей общегосударственной.

4) Лицо, обладающее правом или законным интересом, может потребовать от других лиц его удовлетворения, выполнения предписанных им действий и обратиться в компетентные органы за защитой; то же самое относится и к исполнению обязанностей. Это означает, что оказание услуги — самостоятельный объект правовой охраны и защиты.

Структурой категории «услуга» выступает внутренняя связь элементов, их организация, тот или иной способ соединения, существующий в этой организации.

В российском законодательстве обычно используется термин «государственная услуга», а не «публичная услуга», что объясняется целями конкретного нормативно-правового акта. Это свидетельствует: во-первых, о неразработанности в настоящее время в Российской Федерации теории публичных услуг, во-вторых, о высокой доле государственных услуг в массиве публичных услуг и весомом их характере в правовом пространстве современного государства, и, в-третьих, о необходимости более глубокого внимания ученых к государственным услугам как правовой категории.

Государственная услуга — это финансируемая за счет средств соответствующего бюджета, законодательно установленная, относящаяся к полномочиям компетентных государственных органов исполнительной власти, обязательная для них правоприменительная деятельность, направленная на реализацию прав или законных интересов физического или юридического лица, ее инициировавшего, а также на обеспечение исполнения его обязанностей.

На западе активно используется концепция «сервисного государства» — существование власти оправдано лишь в той мере, в какой она предоставляет людям блага, которые рынок предоставить не в состоянии. Признание того, что государство создано для оказания услуг гражданам, что оказание услуг населению является основной целью существования государства обеспечивает приоритет прав человека как высшей ценности, определяющей смысл и содержание деятельности государственных органов.

Субъекты Российской Федерации и муниципальные образования также как и федеральные органы власти должны проводить работу по формированию и ведению соответствующих перечней предоставляемых (исполняемых) государственных и муниципальных услуг (функций). Для содействия органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органам местного самоуправления разработаны примерные перечни предоставляемых (исполняемых) услуг (функций), которые содержат 116 региональных и 65 муниципальных услуг и могут уточняться и детализироваться.

Все государственные услуги являются государственными функциями, ибо все они обусловлены полномочиями определенного уровня власти и входят в компетенцию конкретного государственного органа, но не все государственные функции являются государственными услугами. Государственные услуги – это специфичная деятельность государственного органа. Государственные и социальные услуги — это пересекающиеся понятия, когда объем одного из них частично входит в объем другого и наоборот. Некоторые социальные услуги являются государственными, и некоторые государственные услуги являются социальными.

Принципы правового регулирования публичных услуг:

— законности и приоритета прав и свобод человека

— принцип обеспечения равного доступа к публичным услугам;

— принцип обеспечения качества публичных услуг;

— принцип единства правовых и организационных основ предоставления публичных услуг;

— принцип подконтрольности оказания публичных услуг;

— принцип рациональности и оптимальности оказания публичных услуг.

Приведем две концепции, определяющие государственные и публичные услуги. В рамках первой концепции выделяют категорию «публичные услуги», прямое толкование которой позволяет сделать очевидный вывод о том, что главным признаком публичных услуг является высокая социальная значимость, заинтересованность общества в их оказании. При этом субъект оказания таких услуг для потребителя зачастую не столь важен; этот вопрос возникает, как правило, в случае неэффективного предоставления таких услуг.

Блага, потребляемые в ходе оказания публичных услуг, часто называют «общественными благами», подчеркивая, что они предоставляются в таких сферах, где блага характеризуются двумя главными свойствами: неконкурентностью и неисключаемостью. Согласно этому подходу издержки и стимулы производства разных видов благ распределяются таким образом, что некоторые из них могут предоставляться только государством, а некоторые наиболее эффективно будут производиться в частном секторе. Традиционно к таким благам относятся: оборона, обеспечение безопасности дорожного движения и т.д.

Вторая концепция базируется на термине «государственные услуги», который появился в Концепции реформирования системы государственной службы Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 15 августа 2001 г . № ПР-1496, а затем использовался в Федеральной программе «Реформирование государственной службы Российской Федерации (2003–2005 гг.)», утвержденной Указом Президента РФ от 19 ноября 2002 г . № 1336, где отмечалась необходимость достижения качественного уровня исполнения государственными служащими должностных обязанностей и оказываемых гражданам и организациям государственных услуг.

Развитие данной концепции связано, в первую очередь, с проводимой в России административной реформой. В качестве генеральной цели второго этапа реформы (2006–2010) выступало повышение качества и доступности государственных услуг, что предопределяло постановку соответствующих задач: выявление и инвентаризацию государственных услуг, их отмежевание от других видов услуг и от государственных функций, не являющихся услугами, для последующей разработки и внедрения административных регламентов и стандартов государственных услуг, предоставляемых органами исполнительной власти.

Распространенным является представление о том, что государство предоставляет услуги, являющиеся общественными благами. К числу таких благ относится, например, деятельность государства по обеспечению национальной безопасности, защите прав собственности и т. д. С другой стороны, используется и более узкое понимание государственной услуги как определенного юридического результата.

В научной литературе дан перечень видов государственных услуг в зависимости от полученного результата:

1) получение разрешительных или регистрационных документов;

2) получение пенсий, пособий и т.п.;

3) получение справок и согласований;

4) получение информации в виде выписок.

Публичные услуги: теоретико-правовой аспект тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 12.00.01, кандидат юридических наук Морозова, Елена Владимировна

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Публичные услуги: теоретико-правовой аспект»

Актуальность темы исследования. Современный этап развития российской государственности характеризуется изменением роли государства в обществе, когда основным предназначением государства становится не властное воздействие, а предоставление услуг. Признание того, что государство создано для оказания услуг гражданам, что удовлетворение потребности граждан — основная цель существования государства обеспечивает приоритет прав .человека как высшей ценности, определяющий смысл и содержание деятельности государственной власти.

Права личности на положительные услуги со стороны государства»1 отмечал в качестве важнейших в системе прав и свобод человека еще Б. А. Кистяковский, великий* русский ученый — государствовед прошлого века, но только сегодня их обеспечение превращается в одну из главных обязанностей государства. Развитие курса на всемерное обеспечение прав и законных интересов граждан, дальнейшая социализация государства, связанная с переосмыслением его функций сообразно тенденциям общественного развития придают вопросу оказания публичных (общественных) услуг новое и более важное значение.

В современном праве России публичные услуги признаются одной из ведущих категорий и значение их, особенно в условиях административной и муниципальной реформы, возрастает с каждым годом. Современный рынок публичных услуг характеризуется тенденцией его роста и стремительной диверсификацией. Многообразие услуг, которые способны обеспечивать индивидуальные и коллективные потребности личности, общества и государства, не вызывает сомнений в необходимости их правового регулирования. Об этом свидетельствует интенсивно развивающееся в последние годы законодательство об услугах, где устанавливаются виды услуг, субъекты их оказания, предоставления и получения, укрепляются

Кистяковский Б. А. Философия и социология права. СПб. : РХГИ, 1998. С. 84. юридические гарантии прав и законных интересов граждан и юридических лиц при получении услуг.

Между тем, несмотря* на важность и доктринальную значимость публичных услуг, в российском законодательстве до сих пор отсутствует развернутое определение публичной услуги. Среди ученых нет не только единства мнений относительно видов услуг или системы их правового регулирования, но даже единого понимания сущности* публичной, услуги, общепризнанного понятийного аппарата. В специальной литературе-деятельность по удовлетворению потребностей населения, предоставлению-общественных благ описывается^ в терминах и общественных услуг, и публичных услуг, и государственных услуг, и социальных услуг. Теория публичных услуг в отечественной юридической науке недостаточно1 разработана. Правовое регулирование — публичных услуг проводится непосредственно в ходе выстраивания системы их предоставления, без предварительного должного научного обоснования применяемых категорий и инструментов.

В таких условиях особенно актуальными становятся теоретические исследования, проводимые с целью совершенствования правовой основы предоставления публичных услуг. Во-первых, это позволит прийти, к существенно важным обобщениям, способным наиболее глубоко отразить природу исследуемого явления; во-вторых, выявит реальную картину воздействия на общественные отношения различным набором правовых средств. Оба этих фактора представляются чрезвычайно значимыми для уяснения не только сущности публичных услуг, но и их взаимосвязанности с различными правовыми явлениями.

Актуальность исследования правовой природы публичных услуг в настоящее время определяется не только указанными обстоятельствами, в силу которых услуги стали одной из ведущих категорий в отечественном правоведении, но также и бурным развитием отношений, возникающих в связи с оказанием услуг. Поскольку общее понятие услуги имеет довольно размытые контуры, как в доктрине, так и в позитивном праве, толкуется, учеными и юристами — практиками по-разному и обладает множеством смысловых оттенков, в ближайшем будущем актуальность темы даже при увеличении числа исследований, посвященных услугам, не будет исчерпана.

Объектом исследования являются правоотношения, возникающие в процессе регулирования оказания и получения гражданами и юридическими лицами публичных услуг по удовлетворению их прав и законных интересов, а также обеспечению некоторых их обязанностей. Внимание диссертанта при этом сосредоточено на теоретических аспектах публичных услуг, отграничиваясь от подробного анализа отраслевого законодательства.

Предметом исследования являются правовая природа, содержание и сущность публичных услуг, их. основные признаки и виды; пределы, формы и принципы правового регулирования.

Целью исследования выступает поиск, анализ и выявление существенных признаков публичной услуги как юридической категории, конструирование ее теоретико-правового определения, обособления и отграничения от смежных понятий, классификация и уяснение соотношения между различными видами. Второй важнейшей целью является определение принципов и способов оптимизации, нормативного правового регулирования предоставления публичных услуг.

В рамках поставленных целей в диссертационной работе решаются следующие задачи:

-проанализировать правовую природу публичных услуг, их роль и значение в современной российской правовой системе;

-определить правовое понятие публичной услуги, выявить ее сущность, содержание, основные признаки;

— на основе анализа видовых характеристик предложить классификацию публичных услуг, выявить соотношение публичных услуг с другими видами услуг;

-проанализировать актуальное состояние правового регулирования публичных услуг, предложить основные направления его совершенствования;

— сформулировать предложения, направленные на совершенствование правовой базы предоставления публичных услуг в Российской Федерации.

Методологическую основу исследования составили сравнительно-правовой метод, догматический-метод, то есть исследование догмы права, базирующейся на положениях действующего позитивного права, законодательства и подзаконных нормативных актов, с привилегиями лексического, систематического и аутентичного толкования; а также диалектический метод, включающий приемы анализа и синтеза, индукции и дедукции, исторический, системный, функциональный подходы.

Эмпирическую и источниковедческую базу исследования составили Конституция Российской’ Федерации, акты» законодательства и правоприменения, а также источники международного и зарубежного права.

Научная новизна диссертационного исследования. Диссертация является одной из первых работ, в которой комплексно исследуется общетеоретические и практические проблемы предоставления публичных услуг в Российской Федерации. На основе глубокого анализа правовой природы публичных услуг, выявленных критериев и принципов правового регулирования их оказания предложена целостная концепция юридической категории «публичная услуга».

Диссертантом впервые проведена юридически значимая классификация’ публичных услуг, позволившая выявить соотношение различных видов услуг, уточнить методологию их регулирования. В результате исследования системы нормативных актов, регулирующих предоставление публичных услуг, сделан ряд выводов по совершенствованию правового регулирования предоставления публичных услуг, имеющих значение для теории и практики.

На защиту выносятся* следующие новые или содержащие элементы новизны положения:

1. Публичная услуга имеет место там, где в удовлетворении интереса частного есть общественный интерес. Сочетая в себе личные, общественные и государственные интересы данная категория опирается на диалектическое единство личности, общества и государства. Современное понимание публичных услуг охватывает все виды деятельности, осуществляемой в интересах общества в целом под эгидой* государственной власти. Оказание’публичных услуг должно рассматриваться как функция современного социального государства.

2. Публичная услуга может рассматриваться как правоотношение между государством либо иными структурами под его опекой с одной стороны, и гражданами либо юридическими^ лицами — с другой. При этом специфическими признаками ее являются следующие:

— это всегда совокупность действий или деятельность, направленная на удовлетворение потребностей лица, представляющих^ общественный интерес;

— наличие определенного результата, не имеющего материального выражения, но составляющего потребительную ценность.

3. Правовое понятие публичной ^ услуги может быть сформулировано на основе резюмирования вышеизложенных характеристик: публичная услуга — это выраженная в нормах права, гарантированная государством целенаправленная деятельность по удовлетворению прав и законных и интересов, а также исполнению некоторых обязанностей физического или юридического лица, ее инициирующего.

4. Юридически.значимая* классификация публичных услуг предполагает следующие основания для классификации:

— по субъектам, предоставляющим услуги: услуги государственного сектора (в составе которых рассматривается и муниципальный) и негосударственного сектора;

— по субъектам, получающим услуги: услуги, направленные на удовлетворение интересов физических лиц, услуги направленные на удовлетворение интересов юридических лиц и услуги направленные на удовлетворение как физических, так и юридических лиц. При этом необходимо выделять субъекта, получающего услугу и субъекта потребляющего благо, в результате получения услуги;

— по сферам?общественных отношений: услугигсоциальные, экономические. и гражданско-правовые, услуги,, обеспечивающие1 общественную безопасность;

— по; направленности; публичной услуги на обеспечение субъективных прав; законных интересов или обязанностей;

— по? критерию» необходимости для потребителя можно — выделить основные; и дополнительные услуги. Основная? услуга1 прямо t направлена; на удовлетворение конкретной потребности. Дополнительная услуга «сопровождает» основную? услугу и, как правило,-, отдельно от основной не применяется, так как в ее обособленном предоставлении нет смысла.

5. В российском законодательстве* обычно используется легальная конструкция «государственная услуга», а не «публичная услуга», что объясняется целями конкретного? нормативно-правового акта: Это свидетельствует: во-первьщ о неразработанности в настоящее время в Российской Федерации теории публичных услуг, во-вторых, о высокой доле государственных. услуг в массиве публичных и весомом их характере в правовом пространстве современного государства; и, в-третьих, о необходимости; более глубокого внимания ученых к государственным, услугам» как правовой; категории;.

Государственная услуга — это- финансируемая; за счет средств соответствующего бюджета, законодательно установленная; относящаяся к полномочиям; компетентных государственных органов исполнительной власти; обязательная для- них правоприменительная деятельность, направленная на реализацию прав или законных интересов физического или юридического лица, ее инициировавшего, а также на обеспечение исполнения его обязанностей.

6. На практике и среди теоретиков наибольшие трудности вызывает разграничение и соотношение публичных, бюджетных, коммерческих услуг и разграничение: государственных услуг и государственных функций. Коммерческие услуги, регулируемые гражданским законодательством, и публичные услуги являются внеположными, соподчиненными понятиями, относящимися к родовому понятию «услуга». Бюджетным услугам присущи следующие признаки: финансирование за счет средств федерального бюджета, бюджета субъекта Российской Федерации, муниципального бюджета или бюджета государственного внебюджетного фонда; и наличие обусловленной законом, иным нормативным правовым актом» договором или соглашением обязанности публично-правового образования^ (Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования) предоставить услугу. Бюджетные услуги относятся к услугам государственным, как родовое понятие относится к видовому. Все государственные услуги являются государственными функциями, ибо все они обусловлены полномочиями определенного уровня власти и входят в компетенцию конкретного государственного органа, но не все государственные функции являются государственными услугами. Последние являются специфичной деятельностью государственного органа. Государственные и социальные услуги это пересекающиеся понятия, когда объем одного из них частично входит в объем другого и наоборот. Некоторые социальные услуги являются государственными и некоторые государственные услуги являются социальными.

7. Трансформация функциональной деятельности российского государства на предоставление публичных услуг сопровождается формированием их особого правового регулирования.

Систему принципов правового регулирования публичных услуг помимо общеправовых принципов законности и приоритета прав и свобод человека, составляют специфические принципы правового регулирования публичных услуг, а именно:

— принцип обеспечения равного доступа к публичным услугам;

— принцип обеспечения качества публичных услуг;

— принцип единства правовых и организационных основ системы публичных услуг;

— принцип подконтрольности оказания публичных услуг;

— принцип рациональности и оптимальности оказания публичных услуг.

8. Актуальное состояние законодательства, регулирующего предоставление публичных услуг, характеризуется разрозненностью и дублированием правовых норм, различиями в правовом регулировании однотипных видов, и условий оказания публичных услуг, высокой степенью про-бельности, отсутствием единого подхода к регулированию. Цель» такого правового регулирования — достижение баланса в удовлетворении интереса частного (получателя’услуг) и публичного (общества; как социальной системы, заинтересованной в .удовлетворении публичными услугами). Государство, в этом случае, выступает организатором и регулятором системы публичных услуг. Совершенствование законодательства, регулирующего публичные услуги; лежит в плоскости систематизации разрозненных норм права, восполнения пробелов. Требуется, принятие федеральных законов о системе публичных услуг в Российской Федерации, об административных процедурах и об административных регламентах. Актуален переход на законодательное, системное регулирование вопросов- предоставления государственных услуг, разработка нормативной модели многофункциональных центров предоставления государственных и муниципальных услуг населению.

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в получении новых научных знаний о публичных услугах. В диссертации выявлены и обобщены на теоретическом уровне важные аспекты предоставления ь публичных услуг, дано определение публичной услуги, установлено содержание, сущность и структура публичной услуги, предложена юридически значимая классификация публичных услуг, показаны особенности соотношение различных видов публичных услуг. Предложены научные подходы к регулированию публичных услуг в современной правовой действительности российского государства в условиях трансформации его основных функций: Наряду с общими положениями; в диссертации сформулирован ряд конкретных предложений, и выводов^ имеющих значение для- оптимизации правового регулирования предоставления публичных услуг.

Практическая1 значимость диссертационного исследования: Положения и выводы’ диссертации предназначены* для решения научно-практических проблем- нормативного правового регулирования оказания» публичных услуг в Российской» Федерации и могут использоваться законодательными и правоприменительными органами государственной власти, а также органами местного самоуправления. Кроме того, результаты диссертации.могут найти применение в учебном процессе.

Апробация результатов- исследования. Материалы исследования используются в учебном процессе при чтении лекций, и проведении семинарских занятий по дисциплинам «Теория государства и права», «Проблемы теории государства и права», «Административное право» в Чебоксарском кооперативном институте. Основные положения диссертации отражены в опубликованных автором научных работах общим объемом 16,9 п.л.

Теоретические выводы и рекомендации; изложенные автором в диссертации, докладывались на международных, всероссийских, межрегиональных научных и научно-практических конференциях.

Отдельные положения настоящего исследования нашли отражение в нормативных правовых актах, регулирующих предоставление публичных услуг в ряде субъектов Российской Федерации (Томская, Омская, Костромская, Саратовская области, Ставропольский и Краснодарский край, Республика Северная Осетия — Алания).

Положения, изложенные в настоящей работе, положены в основу авI торских семинаров-тренингов для представителей исполнительных органов государственной власти и местного самоуправления по вопросам повышения качества предоставления государственных и муниципальных услуг; проектирования, экспертизы и утверждения административных регламентов предоставления государственных (муниципальных) услуг; инвентаризации юридически значимых действий и связанных с ними государственных услуг, исполняемых и предоставляемых органами исполнительной власти, а также находящимися в их ведении государственными учреждениями, государственными предприятиями; проведения функционального анализа органов исполнительной власти и исполнительно-распорядительных органов местного самоуправления. За период с 2006 по 2009 год проведено более 30 таких семинаров для представителей 18 субъектов Российской Федерации, организованных, в том числе, международными организациями.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих 9 параграфов, заключения, списка использованных нормативных источников и научной литературы.

Правовые основы предоставления государственных услуг

Нормативное правовое регулирование отношений, возникающих в связи с предоставлением государственных и муниципальных услуг, осуществляется в соответствии с настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами, принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, муниципальными правовыми актами.

Основными принципами предоставления государственных и муниципальных услуг являются:

  • 1) правомерность предоставления государственных и муниципальных услуг органами, предоставляющими государственные услуги, и органами, предоставляющими муниципальные услуги, а также предоставления услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления государственных и муниципальных услуг и предоставляются организациями, указанными в части 2 статьи 1 настоящего Федерального закона;
  • 2) заявительный порядок обращения за предоставлением государственных и муниципальных услуг;
  • 3) правомерность взимания с заявителей государственной пошлины за предоставление государственных и муниципальных услуг, платы за предоставление государственных и муниципальных услуг, платы за предоставление услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления государственных и муниципальных услуг и предоставляются организациями, указанными в части 2 статьи 1 настоящего Федерального закона;
  • 4) открытость деятельности органов, предоставляющих государственные услуги, и органов, предоставляющих муниципальные услуги, а также организаций, участвующих в предоставлении предусмотренных частью 1 статьи 1 настоящего Федерального закона государственных и муниципальных услуг;
  • 5) доступность обращения за предоставлением государственных и муниципальных услуг и предоставления государственных и муниципальных услуг, в том числе для лиц с ограниченными возможностями здоровья;
  • 6) возможность получения государственных и муниципальных услуг в электронной форме, если это не запрещено законом, а также в иных формах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, по выбору заявителя.

Органы, предоставляющие государственные услуги, и органы, предоставляющие муниципальные услуги, обязаны:

  • 1) предоставлять государственные или муниципальные услуги в соответствии с административными регламентами;
  • 2) обеспечивать возможность получения заявителем государственной или муниципальной услуги в электронной форме, если это не запрещено законом, а также в иных формах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, по выбору заявителя;
  • 3) предоставлять в иные государственные органы, органы местного самоуправления, организации документы и информацию, необходимые для предоставления государственных и муниципальных услуг, а также получать от иных государственных органов, органов местного самоуправления, организаций такие документы и информацию;
  • 4) исполнять иные обязанности в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона, административных регламентов и иных нормативных правовых актов, регулирующих отношения, возникающие в связи с предоставлением государственных и муниципальных услуг.

8.Правовые основы организации предоставления государственных и муниципальных услуг.

Отношения между государством и гражданами РФ по поводу предоставления государственных и муниципальных услуг регулируются ФЗ «Об организации предоставления Государственных и Муниципальных услуг». Этот закон распространяет свое действие на федеральные органы исполнительной власти, органы государственных внебюджетных фондов, исполнительные органы государственной власти субъектов Российской Федерации, местные администрации и другие органы местного самоуправления, осуществляющее исполнительно-распорядительные полномочия, а также на деятельность организаций, участвующих в предоставлении государственных и муниципальных услуг предусмотренных этим ФЗ.

Нормативное правовое регулирование отношений, возникающих в связи с предоставлением государственных и муниципальных услуг, осуществляется в соответствии с ФЗ «Об организации предоставления Государственных и Муниципальных услуг» идругими федеральными законами, принимаемыми в соответствии с ними иными НПА РФ, законами и иными НПА субъектов РФ, муниципальными правовыми актами.

Основными принципами предоставления государственных и муниципальных услуг являются:

1) правомерность предоставления государственных и муниципальных услуг органами, предоставляющими государственные услуги, и органами, предоставляющими муниципальные услуги, а также предоставления услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления государственных и муниципальных услуг и предоставляются организациями, указанными в части 2 статьи 1 настоящего Федерального закона;

2) заявительный порядок обращения за предоставлением государственных и муниципальных услуг;

3) правомерность взимания с заявителей государственной пошлины за предоставление государственных и муниципальных услуг, платы за предоставление государственных и муниципальных услуг, платы за предоставление услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления государственных и муниципальных услуг и предоставляются организациями, указанными в части 2 статьи 1 настоящего Федерального закона;

4) открытость деятельности органов, предоставляющих государственные услуги, и органов, предоставляющих муниципальные услуги, а также организаций, участвующих в предоставлении предусмотренных частью 1 статьи 1 настоящего Федерального закона государственных и муниципальных услуг;

5) доступность обращения за предоставлением государственных и муниципальных услуг и предоставления государственных и муниципальных услуг, в том числе для лиц с ограниченными возможностями здоровья;

6) возможность получения государственных и муниципальных услуг в электронной форме, если это не запрещено законом, а также в иных формах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, по выбору заявителя.

Особенности организации предоставления государственных и муниципальных услуг в многофункциональных центрах:

1. Предоставление государственных и муниципальных услуг в многофункциональных центрах осуществляется в соответствии с настоящим Федеральным законом, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, муниципальными правовыми актами по принципу «одного окна», в соответствии с которым предоставление государственной или муниципальной услуги осуществляется после однократного обращения заявителя с соответствующим запросом, а взаимодействие с органами, предоставляющими государственные услуги, или органами, предоставляющими муниципальные услуги, осуществляется многофункциональным центром без участия заявителя в соответствии с нормативными правовыми актами и соглашением о взаимодействии.

2. Требования к заключению соглашений о взаимодействии между многофункциональными центрами и федеральными органами исполнительной власти, органами государственных внебюджетных фондов, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления устанавливаются Правительством Российской Федерации.

3. В случаях, предусмотренных нормативными правовыми актами Российской Федерации или нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, предоставление государственных и муниципальных услуг в многофункциональных центрах может осуществляться исключительно в электронной форме.

4. Методическое обеспечение деятельности многофункциональных центров (в том числе разработка методических рекомендаций по созданию таких центров и обеспечению их деятельности, типового регламента многофункционального центра, форм отчетности и порядка ее представления) и мониторинг деятельности многофункциональных центров осуществляются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *