Агентство Юридической помощи

Обладают ли субъекты РФ суверенитетом

Содержание

Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации в сфере федерального устройства Российской Федерации и их применение российскими судами.

В многочисленных актах Конституционного Суда Российской Федерации значительное место занимают вопросы российского федерализма. Выраженные по ним правовые позиции оказывают большое влияние на практику федеративного строительства и отечественную доктрину федерализма. Безусловной заслугой Конституционного Суда РФ является защита принципов федерализма, отнесение их к числу конституционных ценностей.

Решения Конституционного Суда РФ, связанные с вопросами федерального устройства Российской Федерации, содержат следующие положения:

Принципы федеративного устройства. Статус субъектов

Российской Федерации

1) Исключение из Конституции республики положения о том, что республика находится в составе Российской Федерации, не сооᴛвеᴛсᴛвует государственно-правовому статусу республики, закрепленному в… Конституции Российской Федерации, а также нарушает статью… Конституции, определяющую состав России как федерации…

Отрицание принципа верховенства федеральных законов над законами субъектов федерации противоречит конституционному статусу республики в федеративном государстве, препятствует формированию правового государства…

Из Конституции Российской Федерации следует, что отношения между Россией и республиками в ее составе строятся прежде всего на конституционной основе. При этом ϶ᴛо не исключает возможности заключения в рамках Российской Федерации на базе Конституции договоров между ними…

Изменение государственного статуса республики в составе России может осуществляться и без изменения территорий и границ федерации…

Важно заметить, что одностороннее установление субъектом Российской Федерации права на выход из федерации означало бы признание правомерности полного или частичного нарушения территориального единства суверенного федеративного государства и национального единства населяющих его народов (Постановление Конституционного Суда от 13 марта 1992 года N 3-П по делу о проверке конституционности Декларации о государственном суверенитете Татарской ССР от 30 августа 1990 года и ряда законодательных актов Республики Татарстан о проведении референдума; абзацы восьмой, девятый и одиннадцатый пункта 1, четвертый пункта 2, двенадцатый пункта 3 мотивировочной части).

2) Государственная целостность — важное условие равного правового статуса всех граждан независимо от их места проживания, одна из гарантий их конституционных прав и свобод (Постановление Конституционного Суда от 31 июля 1995 года N 10-П по делу о проверке конституционности ряда правовых актов, принятых в связи с урегулированием вооруженного конфликта в Чеченской Республике; абзац шестой пункта 2 мотивировочной части).

3) Конституционное положение о том, что во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти все субъекты Российской Федерации равноправны между собой выражается, в частности, в единообразии конституционного подхода к распределению предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами и диктует установление федеральным законодателем единых правил взаимоотношений федеральных органов государственной власти со всеми субъектами федерации…

Федеральный законодатель и в сфере своей компетенции не вправе разрешать вопросы, затрагивающие конституционно-правовой статус субъектов Российской Федерации без учета конституционных основ федеративного устройства. Отметим, что тем более недопустимо произвольное сужение правовых возможностей субъектов федерации…

Федеральные органы государственной власти при разработке и осуществлении федеральной и региональной политики должны исходить из того, что правовое равенство субъектов Российской Федерации не означает равенства их потенциалов и уровня социально-экономического развития, во многом зависящих от территории, географического положения, численности населения, исторически сложившейся структуры народного хозяйства и т.д. Учет региональных особенностей будет необходимым условием соблюдения баланса интересов и внедрения общегосударственных стандартов во всех сферах жизнедеятельности субъектов Российской Федерации (Постановление Конституционного Суда от 15 июля 1996 года N 16-П по делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 1 и пункта 4 статьи 3 Закона Российской Федерации от 18 октября 1991 года «О дорожных фондах в Российской Федерации; пункт 2, абзацы второй пункта 3, первый пункта 7 мотивировочной части).

4) Конституция Российской Федерации не допускает какого-либо иного носителя суверенитета и источника власти, помимо многонационального народа России, и, следовательно, не предполагает какого-либо иного государственного суверенитета, помимо суверенитета Российской Федерации. Суверенитет Российской Федерации, в силу Конституции Российской Федерации, исключает существование двух уровней суверенных властей, находящихся в единой системе государственной власти, коᴛорые обладали бы верховенством и независимостью, т.е. не допускает суверенитета ни республик, ни иных субъектов Российской Федерации.

Конституция Российской Федерации связывает суверенитет Российской Федерации, ее конституционно-правовой статус и полномочия, а также конституционно-правовой статус и полномочия республик, находящихся в составе Российской Федерации, не с их волеизъявлением в порядке договора, а с волеизъявлением многонационального российского народа — носителя и единственного источника власти в Российской Федерации, коᴛорый, реализуя принцип равноправия и самоопределения народов, конституировал возрожденную суверенную государственность России как исторически сложившееся государственное единство в ее настоящем федеративном устройстве.

Содержащееся в Конституции Российской Федерации решение вопроса о суверенитете предопределяет характер федеративного устройства, исторически обусловленного тем, что субъекты Российской Федерации не обладают суверенитетом, коᴛорый изначально принадлежит Российской Федерации в целом. По смыслу преамбулы, статей 3, 4, 5, 15 (часть 1), 65 (часть 1), 66 и 71 (пункт «б») Конституции Российской Федерации в их взаимосвязи, республики как субъекты Российской Федерации не имеют статуса суверенного государства и решить ϶ᴛот вопрос иначе в своих конституциях они не могут, а потому не вправе наделить себя свойствами суверенного государства, — даже при условии, что их суверенитет признавался бы ограниченным.

…Признание за республиками суверенитета, при том что все другие субъекты Российской Федерации им не обладают, нарушило бы конституционное равноправие субъектов Российской Федерации, сделало бы невозможным его осуществление в принципе, поскольку субъект Российской Федерации, не обладающий суверенитетом, по своему статусу не может быть равноправным с суверенным государством.

Следовательно, использование в статье 5 (часть 2) Конституции Российской Федерации применительно к установленному ею федеративному устройству понятия «республика (государство)» не означает — в отличие от Федеративного договора от 31 марта 1992 года — признание государственного суверенитета данных субъектов Российской Федерации, а исключительно демонстрирует определенные особенности их конституционно-правового статуса, связанные с факторами исторического, национального и иного характера.

Исходя из конституционных принципов, установленных в статьях 4 (часть 2), 5 (часть 3), 15 (части 1 и 4), 67 (часть 1) и 79 Конституции Российской Федерации, все правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, в т.ч. конституции республик, не должны противоречить Конституции Российской Федерации…

Приоритет положений Конституции Российской Федерации имеет место при определении как статуса субъектов Российской Федерации, так и предметов ведения и полномочий органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации…

…Стоит сказать — положения Федеративного договора, предусматривавшие суверенитет республик и позволявшие тем самым обосновывать ограничения суверенитета Российской Федерации, ее конституционно-правового статуса и полномочий, что нашло отражение в конституциях ряда республик, не могут действовать и не подлежат применению как противоречащие Конституции Российской Федерации…

Статья 66 (часть 5) Конституции Российской Федерации предусматривает, что статус субъекта Российской Федерации может быть изменен по взаимному согласию Российской Федерации и ее субъекта в сооᴛвеᴛсᴛвии с федеральным конституционным законом. При этом из этого не следует, что он не устанавливается самой Конституцией Российской Федерации: именно Конституция Российской Федерации будет актом, определяющим такой статус, а любое соглашение Российской Федерации и ее субъекта, а также федеральный конституционный закон по своей юридической силе не могут быть выше Конституции Российской Федерации, что вытекает из ее статей 4 и 15, а также пункта 1 раздела второго «Заключительные и переходные положения»… (Постановление Конституционного Суда от 7 июня 2000 года N 10-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»; подпункт 2.1, абзац третий подпункта 2.2 мотивировочной части).

5) …Принцип верховенства Конституции Российской Федерации и федеральных законов как выражение суверенитета Российской Федерации, распространяющегося на всю ее территорию, означает, в частности, что субъект Российской Федерации не может изменять установленные Конституцией Российской Федерации приоритеты действия законов и иных федеральных нормативных правовых актов, ограничивать их применение, приостанавливать их действие, вводить какие-либо связанные с действием данных актов процедуры и механизмы разрешения коллизий, правовых споров, не предусмотренные Конституцией Российской Федерации и федеральными законами…

…Признание неконституционными положений о суверенитете республик влечет за собой и вывод о неконституционности положений о договорном характере статуса республик как субъектов в составе Российской Федерации, поскольку такой характер статуса обусловлен волеизъявлением республик как одним из проявлений их суверенитета и возможен только на договорных началах, основанных на равенстве сторон … (Определение Конституционного Суда от 27 июня 2000 года N 92-О; абзацы третий и седьмой подпункта 3.1 мотивировочной части).

Разграничение предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами: общие вопросы

1) Законодательный орган субъекта Российской Федерации в пределах своих полномочий не обязан принимать законы, полностью совпадающие с федеральными законами (Постановление Конституционного Суда от 13 марта 1992 года N 3-П по делу о проверке конституционности Декларации о государственном суверенитете Татарской ССР от 30 августа 1990 года и ряда законодательных актов Республики Татарстан о проведении референдума; абзац седьмой пункта 2 мотивировочной части).

2) Распространение действия федеральных законов на территории субъектов Российской Федерации специальными законодательными актами субъектов Российской Федерации противоречит понятию исключительно федерального ведения и, кроме того, излишне с позиции экономии законодательных усилий и законодательной техники (Постановление Конституционного Суда от 30 сентября 1993 года N 18-П по делу о проверке конституционности ряда правовых актов Кабардино-Балкарской Республики, касающихся статуса судей; абзац шестой пункта 1 мотивировочной части).

3) Отсутствие соответствующего федерального закона по вопросам совместного ведения само по себе не препятствует субъекту Российской Федерации принять собственный нормативный акт, что следует из смысла статей 72, 76 (часть 2) и 77 (часть 1) Конституции Российской Федерации и вытекает из природы совместной компетенции. При этом по предметам совместного ведения тот или иной вопрос должен быть решен в сооᴛвеᴛсᴛвии с главой 1 Конституции Российской Федерации, закрепляющей основы конституционного строя, другими положениями Конституции Российской Федерации и базирующейся на них системой федеральных правовых актов, в коᴛорых данные положения воспроизводятся и конкретизируются (Постановление Конституционного Суда от 30 ноября 1995 года N 16-П по делу о проверке конституционности статей 23 и 24 Временного положения об обеспечении деятельности депутатов Калининградской областной Думы, утвержденного постановлением Калининградской областной Думы от 8 июля 1994 года; абзацы второй и третий пункта 3 мотивировочной части).

4) По смыслу статей 72, 76 (часть 2) и 77 (часть 1) Конституции Российской Федерации отсутствие соответствующего федерального закона по вопросам совместного ведения само по себе не препятствует субъекту Российской Федерации принять собственный нормативный акт, что вытекает из природы совместной компетенции. При ϶ᴛом после издания федерального закона акт субъекта Российской Федерации должен быть приведен в соответствие с ним, что следует из статьи 76 (часть 5) Конституции Российской Федерации (Постановление Конституционного Суда от 1 февраля 1996 года N 3-П по делу о проверке конституционности ряда положений Устава — Основного Закона Читинской области; абзац второй пункта 10 мотивировочной части).

5) В случае если субъект Российской Федерации не принял закона по вопросу, отнесенному к его компетенции федеральным законодателем в порядке осуществления полномочий, закрепленных статьями 72 (пункт «н» части 1) и 76 (часть 2) Конституции Российской Федерации, то федеральный законодатель в случае необходимости сам может осуществить правовое регулирование в ϶ᴛой сфере (Постановление Конституционного Суда от 3 ноября 1997 года N 15-П по делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 2 Федерального закона от 26 ноября 1996 года «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» в связи с запросом Тульского областного суда; абзац четвертый пункта 2 мотивировочной части).

6) Конституция Российской Федерации осуществляет разграничение нормотворческих полномочий федерального законодателя и законодателей субъектов Российской Федерации по предметам совместного ведения. Причем, по смыслу статей 72 (части 2 и 5) Конституции Российской Федерации, до издания федерального закона по тому или иному предмету совместного ведения субъект Российской Федерации вправе принять собственный закон и иные нормативные правовые акты. Но после издания федерального закона такие акты должны быть приведены в соответствие с федеральным законом.

Федеральный закон как нормативный правовой акт общего действия, регулирующий те или иные вопросы (предметы) совместного ведения, определяет права и обязанности участников правоотношений, в т.ч. полномочия органов государственной власти, и тем самым осуществляет разграничение данных полномочий. Из статей 11 (часть 3), 72 (пункты «в», «г», «д» и «к» части 1), 76 (части 2 и 5) и 94 Конституции Российской Федерации следует, что Федеральное Собрание вправе осуществлять законодательное регулирование вопросов, оᴛʜосᴙщихся к данным предметам совместного ведения, определять сооᴛвеᴛсᴛвующие конкретные полномочия и компетенцию органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации…

…С принятием Конституции Российской Федерации положения Федеративного договора… могут применяться исключительно с учетом требований Конституции Российской Федерации, в т.ч. ее статей 15 (часть 1) и 4 (часть 2), а также абзаца четвертого пункта 1 Заключительных и переходных положений…

Исходя из всего выше сказанного, мы приходим к выводу, что действительный смысл положения части 2 статьи 76 Конституции Российской Федерации не может быть понят в отрыве о других конституционных положений. Данная статья регулирует не вопрос о том, вправе ли федеральные органы государственной власти издавать нормативные акты подзаконного характера, а вопрос о том, как действует федеральный закон и как соотносится с актами, принимаемыми субъектами Российской Федерации…

Стоит сказать — положения частей 1 и 2 статьи 76 Конституции Российской Федерации не могут рассматриваться как исключающие принятие Российской Федерацией в сферах своего исключительного и совместного ведения подзаконных нормативных правовых актов (Постановление Конституционного Суда от 9 января 1998 года N 1-П по делу о проверке конституционности Лесного кодекса Российской Федерации; абзацы пятый и шестой пункта 4, третий пункта 5, седьмой пункта 6 мотивировочной части).

7. Приоритет положений Конституции Российской Федерации имеет место при определении как статуса субъектов Российской Федерации, так и предметов ведения и полномочий органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти ее субъектов. Следовательно, содержащееся в статье 11 (часть 3) Конституции Российской Федерации положение о том, что разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов осуществляется на базе Конституции Российской Федерации, Федеративного и иных договоров о разграничении предметов ведения и полномочий, предполагает, что все указанные договоры должны сооᴛвеᴛсᴛвовать Конституции Российской Федерации, и потому любое допускавшееся ими ограничение либо разделение суверенитета Российской Федерации исключается…

…По смыслу статьи 73 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 3, 4, 5, 11, 71, 72 и 76, вся полнота государственной власти республики как субъекта Российской Федерации в указанных пределах вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения не означает, что такую власть она осуществляет в качестве суверенного государства, поскольку сооᴛвеᴛсᴛвующие полномочия и предметы ведения, в сфере коᴛорых они реализуются, проистекают не из волеизъявления республик, а из Конституции Российской Федерации как высшего акта суверенной власти всего многонационального народа России (Постановление Конституционного Суда от 7 июня 2000 года N 10-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»; абзац десятый подпункта 2.1, подпункт 2.3 мотивировочной части).

8) В статье 11 (часть 3) Конституции Российской Федерации федеральные законы как правовой инструмент, обеспечивающий разграничение предметов ведения и полномочий, не названы, однако из буквального смысла статьи 72 Конституции вытекает, что принципы разграничения предметов ведения и полномочий устанавливаются федеральными законами, принимаемыми в сфере совместного ведения (Определение Конституционного Суда от 4 февраля 1997 года N 13-О; абзац второй пункта 2 мотивировочной части).

9) Субъекты Российской Федерации не вправе осуществлять собственное правовое регулирование по предметам, отнесенным статьей 71 Конституции Российской Федерации к ведению Российской Федерации. Это касается и тех случаев, когда законодатель субъекта Российской Федерации откладывает введение в действие акта, принятого им по вопросу, оᴛʜосᴙщемуся к исключительной компетенции Российской Федерации, до издания соответствующего федерального закона… (Определение Конституционного Суда от 5 ноября 1998 года N 147-О; пункт 5 мотивировочной части).

10) Республика не может быть субъектом международного права в качестве суверенного государства и участником сооᴛвеᴛсᴛвующих межгосударственных отношений, не может заключать договоры международно-правового характера.

Вместе с тем республика, как следует из статей 72 (пункт «о» части 1) и 76 (часть 2) Конституции Российской Федерации, может осуществлять международные и внешнеэкономические связи при условии, что они не затрагивают предусмотренные ее статьей 71 (пункты «к», «л», «м», «н») полномочия и прерогативы Российской Федерации как суверенного государства и что координация таких связей определяется федеральным законом и принимаемыми на его основе законами и иными нормативными актами субъектов Российской Федерации. Исходя из этого, Федеральным законом от 4 января 1999 года «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации» установлено, что субъекты Российской Федерации обладают правом на осуществление международных и внешнеэкономических связей с субъектами иностранных федеративных государств, административно-территориальными образованиями иностранных государств, а также на участие в деятельности международных организаций в рамках органов, созданных специально для ϶ᴛой цели (Определение Конституционного Суда от 27 июня 2000 года N 92-О; абзацы восьмой подпункта 3.1, третий подпункта 3.3 мотивировочной части).

.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И В РЕШЕНИЯХ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

  1. I. Государственный стандарт общего образования и его назначение
  2. I. Информационная безопасность Российской Федерации
  3. II.4.2) Государственный статус монарха.
  4. XVIII ВЕК В РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ
  5. А. Владимир I — государственный деятель, реформатор, полководец
  6. Адвокатская палата субъекта Российской Федерации.
  7. АДМИНИСТРАЦИЯ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ЕЕ РОЛЬ В ОБЕСПЕЧЕНИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОВЕТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  8. Актуальные проблемы истории в Российской историографии.
  9. Акты Конституционного Суда Российской Федерации. Правовые позиции Конституционного Суда и их влияние на развитие правовой системы Российской Федерации.
  10. Акты Правительства Российской Федерации. Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти.

Как следует из ст. 4 Конституции РФ, государственный суверенитет РФ распространяется на всю ее целостную и неприкосновенную территорию,в частности, Конституция РФ и федеральное законодательство имеют верховенство на всей территории РФ.

Статья 67 Конституции РФ определяет, что к террито­рии РФ относятся территории субъектов РФ, внутренние воды и территориальное море, воздушное пространство над ними. Россия также обладает суверенными правами и осуществляет юрисдикцию на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне в порядке, опре­деляемом нормами международного права и федеральным законодательством.

Субъекты РФ государственным суверенитетом не обла­дают.Это было подтверждено, в частности, постанов­лением Конституционного Суда РФ от 7 июня 2000 г.

№ Ю-П, которым не соответствующим Конституции РФ было признано положение Конституции РеспубликиАлтай о суверенитете данного субъекта РФ. Указанная позиция была подтверждена и вдругих решениях Кон­ституционного Суда РФ. Конституция РФ не допускает существование двух уровней государственного суверени­тета в единой системе государственной власти в РФ.

СОЧЕТАНИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОЙ И НЕПОСРЕДСТВЕННОЙ ДЕМОКРАТИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Как отмечается в ст. 3 Конституции РФ, многонацио­нальный народ России,являющийся единственным источ­ником власти в нашей стране, осуществляет свою власть как непосредственно(через референдум и свободные вы­боры), так и посредством представительствав органах го­сударственной власти и местного самоуправления.

Понятие народного суверенитета. В науке конституционного права обычно различают понятия народного, национального и государственного суверенитетов. Эти понятия взаимосвязанные. Полновластие народа и нации, выражающееся в свободном, самостоятельном определении ими форм их политического, социального и духовного бытия, лежат в основе государственного суверенитета. Народный, национальный суверенитет является основой суверенитета государства, а последний, в свою очередь, вы­ступает как политико-юридическая форма выражения полновластия народа и суверенной воли наций и народностей. Суверенитет не есть власть, это важнейший организационно-по­литический и функциональный принцип и условие государственной власти, обеспечивающий верховенство и полновластие народа, само­стоятельность и свободу нации в установлении своего политического статуса и определении экономического, социального и политического развития, а также территориальное верховенство государства и его не­зависимость во внешних сношениях. Суверенитет народа — это первоисточник власти, право на развитие в той форме, которую выбирает само общество и его представители. Народ представляет собой совокупность индивидов, не отождествляемую ни с одним из них. Данная разновидность суверенитета существует для наибо­лее полного обеспечения прав составляющих его людей, а не наоборот. Выражением народного суверенитета является признание народа в качестве верховного носителя всей власти. Наличие суверенитета означает, что народ, ни с кем не деля свою власть, осуществляет ее самостоятельно и независимо от каких бы то ни было иных социаль­ных сил или корпораций, использует ее исключительно в своих собст­венных интересах. Способами осуществления народного суверенитета являются: -соз­дание суверенного и независимого государства,- свободное присоедине­ние к другому государству или объединение с ним, установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом.

Воля народа является единственным базисом демократического го­сударства, от нее исходит мандат на устройство государственной власти и любые изменения ее формы. Общество может оказать сопротивление любой попытке насильственного свержения конституционного строя. Осуществление власти народа происходит в двух формах: непосредственное народовластие (осуществляет народ путем прямого волеизъявления); представительная демократия (осуществляется через органы, действующие по поручению народа, редставляющие его). Причем нельзя говорить о приоритете той или иной формы демо­кратии, так как они равным образом важны для реализации народо­властия. Народ выступает как носитель власти в РФ на трех уровнях: федеральном (как многонациональный народ всей России); региональном (как народ каждого из субъектов РФ); местном (как народ территориальных единиц, где действует местное самоуправление).

Суверенитет республики: реальность и закон

Вопрос о том, обладают ли республики в составе Российской Федерации государственным суверенитетом, не является праздным. От определенного решения этого вопроса в федеральном и региональном конституционном законодательстве зависит стабильность в обществе и государстве, направление, принципы и формы развития федеративных отношений в России.

Несмотря на однозначное решение в Конституции Российской Федерации вопроса о единстве государственного суверенитета Российской Федерации, данный принцип не соблюдается на иных уровнях власти. Камень преткновения — жизнеспособность идеи суверенитета республик.

После принятия Конституции РФ 1993 года большинство республик не стали спешить с отменой деклараций о государственном суверенитете. Некоторые из республик, например Башкортостан, Бурятия, в своих новых конституциях, принятых уже после вступления в силу федеральной Конституции, вновь определили себя суверенными государствами.

Государственный суверенитет республик признается и в договорах, заключаемых между республиками. Так, в преамбуле договора о дружбе и сотрудничестве между Чувашской Республикой и республикой Башкортостан от 24 мая 1994 года указывается на взаимное признание государственного суверенитета обеих сторон. Подписанный в Уфе 18 августа 1994 года договор о дружбе и сотрудничестве между Республикой Башкортостан и Республикой Абхазия констатирует их государственный суверенитет. Таким образом, Башкортостан как бы берет на себя право Российской Федерации на признание другого суверенного государства.

Отказ от признания основ конституционного строя и принципов федеративного устройства России и создание собственной модели отличает в первую очередь конституционное законодательство Татарстана и Башкортостана.

Действующие конституции этих республик закрепляют, по сути, конфедеративный способ связей. Республика рассматривается как суверенное государство, строящее свои отношения с Федерацией путем делегирования ей предметов ведения и полномочий на основе договора. Договору с федеральными органами государственной власти отдается приоритет перед федеральными законами и Конституцией России.

Представляется, что позиция по данному вопросу должна основываться на ст. 4 Конституции Российской Федерации, определившей верховенство федеральных законов как одно из основных свойств государственного суверенитета Российской Федерации. Это подразумевает приоритет федеральных законов и Конституции РФ над договором и означает, что основной формой разграничения предметов ведения и полномочий должен быть признан федеральный закон, в то время как договор необходимо рассматривать в качестве дополнительной к федеральному закону формы правового регулирования.

Представляется важным обозначить тенденции развития договорных форм регулирования, подрывающие государственный суверенитет Российской Федерации. Среди них следует выделить, прежде всего, практику использования договора в качестве формы отказа от конституционно закрепленной на федеральном уровне концепции единого и неделимого государственного суверенитета Российской Федерации и осуществления попытки проведения идей государственного суверенитета составных частей Федерации.

Тенденция отхода от конституционно закрепленного требования единого и неделимого государственного суверенитета Российской Федерации наиболее ярко обозначена первыми тремя договорами, заключенными в 1994 году с Татарстаном, Башкортостаном и Кабардино-Балкарией. И по форме, и по содержанию данные договоры выходят за пределы договорного регулирования, определенные ст. 11 Конституции Российской Федерации, и устанавливают фактически конфедеративный способ связи.

Сторонами данных договоров обозначены не органы государственной власти, а Российская Федерация и субъект Российской Федерации. Название договоров — «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий» — вводит неизвестное действующей Конституции России понятие «делегирование». При определении федеративных отношений, сложившихся в России, данный термин является неуместным. О делегировании друг другу полномочий может идти речь лишь при формировании федерации как союза, объединяющего ранее суверенные государства.

В современный период в конституционном регулировании государственного суверенитета Российской Федерации сложилось противоречие между признанием в Конституции РФ концепции единого и неделимого государственного суверенитета России и практикой ее отрицания в нормах конституционного (уставного) и текущего законодательного регулирования субъектов Российской Федерации, а также отдельными двусторонними договорами о разграничении предметов ведения и полномочий, заключенными между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов.

Такая ситуация в немалой степени обусловлена «живучестью» теории государственного суверенитета республик в составе Российской Федерации. Вряд ли следует считать данную теорию конструктивной, так как ее дальнейшее воплощение в правовых актах, вступающих в противоречие с федеральной конституцией, будет все более усиливать дезинтеграционные процессы в российской государственно-правовой системе, способствовать дальнейшей конфедерализации в системе разделения власти по вертикали в ущерб задачам становления России как федеративного государства.

Республика как форма правления. Республики в составе РФ, республики СССР

Что такое республика. Суть республиканской формы правления

Республика — это форма правления, при которой верховная власть в стране является выборной, а не наследственной.

Глава государства избирается либо прямым голосованием, либо косвенно — парламентом или коллегией выборщиков. Законодательная власть в республике принадлежит выборному представительному органу — парламенту. И парламент, и глава государства избираются на определенный, ограниченный срок.

Республика может быть президентской, парламентской или смешанной. Об их различиях читайте ниже.

Противоположность республике — монархия, то есть форма правления, при которой верховная власть является пожизненной, передается по наследству и не избирается.

Читайте подробнее: Форма правления — республика и монархия. Страны и примеры

Слово «республика» происходит от латинского res рubliса — общественное дело. Изначально республика была синонимом любого государства, но с XVII века так стали называть страны без королевской власти.

Большинство современных государств — республики. Но республика — это не синоним демократии. Республикой может называть себя страна с авторитарным или тоталитарным режимом, где царит диктатура. В то же время в странах с ограниченной монархией может существовать демократический режим.

Читайте подробнее: Что такое политический режим

Марианна — аллегорическое изображение французской республики. Скульптура работы Леопольда Мориса на площади Республики в Париже. Фото: Wikimedia / Coyau

Президентская республика. Признаки и примеры

Президентская республика — это государство, где президент обладает широкими полномочиями.

Население избирает президента напрямую или косвенно — через коллегию выборщиков. Президент является главой государства. Он координирует отношения между законодательной, исполнительной и судебной властью.

Президент формирует правительство, а иногда и сам возглавляет его; вносит законопроекты в парламент; является верховным главнокомандующим; представляет страну на мировой арене.

Примеры президентских республик: Российская Федерация, Соединенные Штаты Америки, Белоруссия, Бразилия, Мексика, Турция, Южная Корея.

Признаки президентской республики:

  • Президент избирается не парламентом, а напрямую населением (Россия) либо коллегией выборщиков, которых выбирает народ (США).

  • Президент формирует парламент: назначает главу правительства либо сам возглавляет кабинет министров.

  • Правительство несет ответственность перед президентом. Президент имеет право распустить кабинет министров.

  • Президент обладает широкими полномочиями: подписывает законы, зачастую имеет право распускать парламент, ведет международные переговоры от лица страны.

Парламентская республика. Признаки и примеры

Парламентская республика — это государство, где власть сосредоточена в выборном законодательном собрании.

Избранный парламент формирует правительство. Премьер-министром (главой исполнительной власти) становится представитель победившей на выборах политической партии. Правительство несет ответственность перед парламентом. В случае утраты большинства в законодательном собрании правительство уходит в отставку.

В парламентских республиках может существовать должность президента, но он либо избирается парламентом (Швейцария, ЮАР), либо не является главой исполнительной власти и играет в государстве второстепенную роль (Германия, Израиль).

Примеры парламентских республик: Германия, Италия, Индия, Израиль, Греция, Польша, Швейцария.

Признаки парламентской республики:

  • Правительство формируется парламентом из лидеров партии, победившей на выборах.

  • Правительство несет ответственность перед парламентом, а не перед президентом. Парламент может вынести вотум недоверия правительству.

  • Полномочия президента чаще всего номинальны, он выполняет в основном представительские функции.

  • Парламент определяет внешнюю и внутреннюю политику, пути социально-экономического развития.

  • Парламент обладает финансовой властью — разрабатывает и принимает государственный бюджет.

Смешанная или полупрезидентская республика. Признаки и примеры

Смешанная республика — это государство, где и парламент, и президент обладают широкими полномочиями. В таких странах сильная президентская власть сочетается с контролем парламента за правительством.

Главная отличительная черта полупрезидентской республики — двойная ответственность правительства (и перед президентом, и перед парламентом).

Парламент смешанной республики может вынести вотум недоверия правительству, сформированному президентом. А президент имеет право распустить парламент и назначить внеочередные выборы. Таким образом, для эффективной работы парламент и президент должны искать компромисс и договариваться.

Примеры смешанных республик: Австрия, Франция, Хорватия, Египет, Литва, Украина, Грузия.

Признаки смешанной республики:

  • Президент избирается внепарламентским путем. Однако правительство формируется президентом из лидеров победившей на парламентских выборах политической партии. Парламент утверждает состав правительства.

  • Двойная ответственность правительства: перед парламентом и частично перед президентом.

  • Президент является главой государства. Полномочия исполнительной власти разделены между президентом и правительством.

Что такое теократическая республика

Теократическая республика — это религиозное государство, где в руках правящей верхушки сосредоточены и государственная, и духовная власть. Пример такого государства — Исламская Республика Иран, где де-факто главой государства является не президент, а аятолла, то есть высший по рангу религиозный деятель.

Какая республика в России? Форма правления в РФ

Форма правления в Российской Федерации — республика. Эта форма правления закреплена в Конституции РФ:

Российская Федерация — Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления.

Конституция РФ. Статья 1

Полномочия президента России чрезвычайно широки, избирается он всенародным голосованием. Президент — официальный глава государства, гарант Конституции и прав граждан, верховный главнокомандующий, представитель страны в международной политике.

Президент РФ обладает правом законодательной инициативы, подписывает законы и имеет право вето, издает обязательные к исполнению на всей территории страны указы и распоряжения. Президент с согласия Госдумы назначает премьер-министра, определяет структуру правительства, может отправлять кабинет министров в отставку.

Все это позволяет считать Россию президентской республикой.

В то же время в российских законах есть ряд положений, характерных для смешанной республики. Например, парламент имеет право отстранить президента от должности (импичмент), он одобряет или отклоняет предложенную президентом кандидатуру премьер-министра, а правительство обязано отчитываться перед парламентом о своей работе.

Президент России Владимир Путин с Королем Саудовской Аравии Сальманом бен Абдель Азизом Аль Саудом. Фото: пресс-служба президента РФ

Республики в составе Российской Федерации. Список республик РФ

Республиками исторически называется ряд субъектов Российской Федерации. При этом все субъекты РФ (области, края, республики) равноправны. В Конституции РФ республики названы «государствами», однако это не означает, что у них есть суверенитет.

Республики принимают собственные конституции, которые не могут противоречить федеральной Конституции. Республики имеют право устанавливать свои государственные языки, а также имеют столицы.

В составе России насчитывается 22 республики:

  1. Республика Адыгея

  2. Республика Алтай

  3. Республика Башкортостан

  4. Республика Бурятия

  5. Республика Дагестан

  6. Республика Ингушетия

  7. Кабардино-Балкарская Республика

  8. Республика Калмыкия

  9. Карачаево-Черкесская Республика

  10. Республика Карелия

  11. Республика Коми

  12. Республика Марий Эл

  13. Республика Мордовия

  14. Республика Саха (Якутия)

  15. Республика Северная Осетия — Алания

  16. Республика Татарстан

  17. Республика Тыва

  18. Удмуртская Республика

  19. Республика Хакасия

  20. Чеченская республика

  21. Чувашская республика

  22. Республика Крым

15 республик СССР: республики, входившие в состав Советского Союза

В состав СССР, Союза Советских Социалистических Республик, в разное время входили от 4 до 16 национальных республик. На момент распада Союза их было 15 штук.

В момент образования СССР 30 декабря 1922 года в его состав вошли Российская, Украинская, Белорусская и Закавказская республики. К 1929 году республик стало 7, к 1936 году — 11.

Максимальным число советских республик стало к августу 1940 года — их стало 16. Это произошло, когда накануне Второй мировой войны в состав страны были включены Молдавская, Литовская, Латвийская и Эстонская ССР, а по результатам Советско-финской войны 1939-40 гг. образована Карело-Финская СССР.

Фонтан «Дружба Народов» на ВДНХ в Москве. Каждая из 16 статуй изображает одну из республик СССР. Фото: Wikimedia / Lanta t

С июля 1956 года Карело-Финская ССР была преобразована в Карельскую автономную республику в составе РСФСР. Союзных республик стало 15, и это число сохранялось до конца советской эпохи.

Распад СССР шел в ходе «парада суверенитетов» 1989-1991 годов. Россия провозгласила суверенитет 12 июня 1990 года. В декабре 1991 года были подписаны Беловежские соглашения: лидеры России, Украины и Белоруссии официально упразднили СССР, он перестал существовать.

Обладают ли субъекты рф признаками суверенитета

Тольк ли субьекты обладают суверенитетов в рф

Существование этой связи мы видим и избирательном законодательстве. Согласно ч. 1 ст.

10 Федерального закона №184-ФЗ депутатов региональных парламентом избирают граждане, постоянно проживающие на территории данного субъекта Федерации, прочие лица лишены на таких выборах активного избирательного права.

Безусловно, эта норма подчеркивает существование правовой связи между депутатами региональных парламентов и населением субъектов.

Во многих зарубежных федерациях субъекты де-юре устанавливают собственное гражданство . При этом стоит отметить, что оно также обозначает правовую связь между субъектом федерации и гражданином федеративного государства, проживающим на территории данного субъекта.

Таким образом, субъекту федерации присущи практически все признаки суверенитета. Есть два «но»: субъект федерации не является полноправным субъектом международного права; субъект федерации полноправен (т. е.

суверенен) лишь в вопросах исключительного ведения субъекта федерации (ст. 73 Конституции РФ). В этих вопросах субъект федерации обладает независимостью, верховенством законодательной, исполнительной и судебной власти.

Очевидно, что субъекты федерации если и обладают суверенитетом, то только ограниченным.

Муниципалитеты также обладают отдельными чертами суверенитета. Они также имеют атрибуты государственности (герб, гимн, флаг). Во многих странах муниципалитеты наделены учредительной властью и самостоятельно принимают уставы (хартии).

Важно

УДК 342.4

Т.Г. ИЛЮХИНА,

аспирант Московского гуманитарного университета

Вопросам государственного суверенитета посвящена обширная научная литература. Итогом ее анализа являются выводы о том, что концепция государственного суверенитета тесно связана с государством, что суверенитет считается неотъемлемым свойством государства, он не отчуждаем и не делим.

В правовой науке различают государственный суверенитет, национальный суверенитет, суверенитет народа. Относительно государственного суверенитета сложилось единое его понимание как верховенства и независимости государственной власти внутри страны и во внешнеполитической сфере.

Эти выводы стали в настоящее время аксиомами права.

Вместе с тем нельзя не обратить внимания и на такое новое явление в государственном суверенитете, которое ставит под сомнение приведенные выше аксиомы права, как самоограничение государственного суверенитета на началах взаимности при вступлении в межгосударственные союзы и создании наднациональных органов. Другими словами, государственный суверенитет нельзя абсолютизировать.

Он имеет свои пределы.

УДК 341.211

Д.М. Худолей

Кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного и финансового права

Пермский государственный университет.

614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Анализируются понятия «суверенитет», «государственный суверенитет», «народный суверенитет», «автономия».

Определены атрибуты государственного суверенитета. Установлено, что современные государства не обладают всеми признаками государственного суверенитета, ввиду чего утрачивают право на существование концепции и единого государственного суверенитета, и расщепленного (состоящего из двух или трех звеньев) суверенитета. Автор предлагает отказаться от использования данной категории.

Ключевые слова: суверенитет; суверенные права; автономия

В науке конституционного права сложилось несколько концепций государственного суверенитета:

1) государственный суверенитет един и неделим как в унитарном, так и в федеративном государстве ;

3) суверенитетом обладают только субъекты федерации .

Содержащееся в Конституции РФ решение вопроса о суверенитете предопределяет характер федеративного устройства, исторически обусловленного тем, что субъекты Российской Федерации не обладают суверенитетом, который изначально принадлежит Российской Федерации в целом.

Республики как субъекты Российской Федерации не имеют статуса суверенного государства и решить этот вопрос иначе в своих конституциях они не могут, а потому не вправе наделить себя свойствами государственного суверенитета даже при условии, что их суверенитет признавался бы ограниченным.

Признание же за республиками суверенитета, при том что все другие субъекты Российской Федерации им не обладают, нарушило бы конституционное равноправие субъ-ектов Российской Федерации, сделало бы невозможным его осуществления в принципе, поскольку субъект Российской Федерации, не обладающий суверенитетом, по своему статусу не может быть равноправным с суверенным государством.

Чехословакия и Югославия отказались от принципа сочетания двух суверенитетов и не предоставили своим субъектам безусловного права выхода из состава федерации.

Обладают ли республики в составе рф гос суверенитетом

Это означает, что правовая природа органов государственной власти субъектов Федерации, несмотря на то, что они образовываются субъектами Федерации самостоятельно, определяется Российской Федерацией.

Относительно Российской Федерации в науке конституционного права вопросы суверенитета субъектов Федерации являются дискуссионными. Ряд авторов (А.Е. Постников, Ю.М. Ермакова, Р.М. Кочкаров, И.А. Умнова, В. В. Гошуляк и др.) отрицают наличие суверенитета субъектов Российской Федерации.

Они исходят из того конституционного положения, что носителем суверенитета является многонациональный народ Российской Федерации, а не население, проживающее на территориях отдельных субъектов Федерации.

Отсюда делается вывод, что Конституцией РФ устанавливается принцип неделимости суверенитета в Российской Федерации. Другие исследователи (Б.С. Эбзеев, Л.Л. Карапетян, Д.Н.

Во втором случае суверенитет наций обеспечивается путем охраны автономии национальных государств.

Но в обоих случаях многонациональное государство в лице своих высших органов является носителем суверенитета не какой-либо отдельной нации, а суверенитета, принадлежащего именно этому многонациональному государству, выражающему как общие интересы всех объединившихся наций, так и специфические интересы каждой из них.

Так, в целях сохранения государственного единства России, как многонационального государства, недопустимости нарушения прав человека, интересов каждой нации, народы России свое право на самоопределение, могут реализовывать либо только в рамках Российской Федерации либо в любой другой форме, но только с согласия Российской Федерации.

Библиография 1 Из публикаций конца ХХ — начала ХXI вв. следует отметить: Проблемы суверенитета в Российской Федерации. — М., 1994; Абдулатипов Р. Парадоксы суверенитета: перспективы человека, нации, государства.
— М., 1995; Джунусов М.

Суверенитет как социальный феномен. — М.,1994; Карапетян Л.М. Федерализм и права народов. — М.,1999; Гошуляк В.В. Теоретико-правовые проблемы конституционного и уставного законодательства субъектов Российской Федерации.
— М., 2000; Карапетян Л.М.

Особый статус российских республик

Внимание

Государственный суверенитет сосредоточился у федерации, завершением его было лишение штатов в результате гражданской войны 1861—1865 гг. права на сецессию (выход) из федерации.

Другими словами, в вопросе суверенитета федерации и суверенитета субъектов федерации был обнаружен иной, отличный от советской концепции, подход, признающий неделимость суверенитета и его закрепление только за федерацией.

Итак, современная конституционная теория исходит из неделимости суверенитета и, как следствие, — из отсутствия права сецессии у субъектов федерации. Ведь по сути дела наличие права сецессии позволяет утверждать, что субъекты федерации обладают государственным суверенитетом, хотя бы в ограниченном, усеченном виде и, используя право сецессии, они тем самым пользуются своим государственным суверенитетом.
Не обладая правом сецессии, субъекты федерации не обладают и государственным суверенитетом.

Проблемы суверенитета российской федерации

УДК 342.4 Т.Г. ИЛЮХИНА, аспирант Московского гуманитарного университета Вопросам государственного суверенитета посвящена обширная научная литература.

Итогом ее анализа являются выводы о том, что концепция государственного суверенитета тесно связана с государством, что суверенитет считается неотъемлемым свойством государства, он не отчуждаем и не делим.

В правовой науке различают государственный суверенитет, национальный суверенитет, суверенитет народа.

Относительно государственного суверенитета сложилось единое его понимание как верховенства и независимости государственной власти внутри страны и во внешнеполитической сфере.

Эти выводы стали в настоящее время аксиомами права.

В этом, можно считать, заключается противоречивость конституционных положений, так как, с одной стороны, государство не может не обладать государственным суверенитетом, а, с другой стороны, на наличие государственного суверенитета у таких государств Конституция РФ не указала, зато определила пределы самостоятельности их органов государственной власти предметами своего ведения и компетенцией субъектов Федерации по предметам совместного ведения. Вместе с тем законодательство по предметам ведения субъектов Российской Федерации должно соответствовать основам конституционного строя Российской Федерации и принципам, заложенным в них. Разумеется, эти основы конституционного строя и принципы организации и деятельности органов государственной власти устанавливаются на федеральном уровне, а не самими субъектами Федерации.
Этими элементами государственности является территория субъекта Российской Федерации; предметы ведения и полномочия субъекта Российской Федерации; право принимать конституции (уставы), законы и иные нормативно-правовые акты в пределах прав субъекта федерации; право устанавливать собственные органы государственной власти и определять их компетенцию; право устанавливать государственные символы и столицы (административные центры) субъектов Российской Федерации; право субъекта Федерации на решение вопроса о его наименовании. Элементы государственности являются основой для существования и деятельности органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

Тем более, что в конституционной теории были созданы для этого предпосылки, связанные с делимостью суверенитета и признания «суверенитета в суверенитете».

Объявление республик в составе Российской Федерации суверенными государствами, на наш взгляд, это все-таки не констатация действительного положения вещей, а отголоски того времени, который в публицистике получил название «парада суверенитетов».

Ныне действующая российская конституция прямо закрепила только суверенитет Российской Федерации, который распространяется на всю ее территорию, а республики именует государствами, не затрагивая вопроса об их государственном суверенитете.

Отказ от признания основ конституционного строя и принципов федеративного устройства России и создание собственной модели отличает в первую очередь конституционное законодательство Татарстана и Башкортостана. Действующие конституции этих республик закрепляют, по сути, конфедеративный способ связей.

Важно

Республика рассматривается как суверенное государство, строящее свои отношения с Федерацией путем делегирования ей предметов ведения и полномочий на основе договора. Договору с федеральными органами государственной власти отдается приоритет перед федеральными законами и Конституцией России.

Представляется, что позиция по данному вопросу должна основываться на ст. 4 Конституции Российской Федерации, определившей верховенство федеральных законов как одно из основных свойств государственного суверенитета Российской Федерации.

Тенденция отхода от конституционно закрепленного требования единого и неделимого государственного суверенитета Российской Федерации наиболее ярко обозначена первыми тремя договорами, заключенными в 1994 году с Татарстаном, Башкортостаном и Кабардино-Балкарией. И по форме, и по содержанию данные договоры выходят за пределы договорного регулирования, определенные ст.

11 Конституции Российской Федерации, и устанавливают фактически конфедеративный способ связи. Сторонами данных договоров обозначены не органы государственной власти, а Российская Федерация и субъект Российской Федерации.

Название договоров — «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий» — вводит неизвестное действующей Конституции России понятие «делегирование». При определении федеративных отношений, сложившихся в России, данный термин является неуместным.

Некоторые из республик, например Башкортостан, Бурятия, в своих новых конституциях, принятых уже после вступления в силу федеральной Конституции, вновь определили себя суверенными государствами. Государственный суверенитет республик признается и в договорах, заключаемых между республиками.

Так, в преамбуле договора о дружбе и сотрудничестве между Чувашской Республикой и республикой Башкортостан от 24 мая 1994 года указывается на взаимное признание государственного суверенитета обеих сторон. Подписанный в Уфе 18 августа 1994 года договор о дружбе и сотрудничестве между Республикой Башкортостан и Республикой Абхазия констатирует их государственный суверенитет.

Таким образом, Башкортостан как бы берет на себя право Российской Федерации на признание другого суверенного государства.
Вопрос о том, обладают ли республики в составе Российской Федерации государственным суверенитетом, не является праздным.

От определенного решения этого вопроса в федеральном и региональном конституционном законодательстве зависит стабильность в обществе и государстве, направление, принципы и формы развития федеративных отношений в России.

Несмотря на однозначное решение в Конституции Российской Федерации вопроса о единстве государственного суверенитета Российской Федерации, данный принцип не соблюдается на иных уровнях власти. Камень преткновения — жизнеспособность идеи суверенитета республик. После принятия Конституции РФ 1993 года большинство республик не стали спешить с отменой деклараций о государственном суверенитете.

Конституционный суд провозгласил суверенитет.

Для начала процитирую конституцию РФ
Глава 1. “Основы конституционного строя” Статья 15 пункт 4:

“Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.”

Другими словами, т.к. мы признали юрисдикцию ЕСПЧ – до сих пор не было никакой возможности отказаться от выполнения его решений. Фактически, эта статья формализовала колониальный статус России.
И сегодня произошло поистине историческое событие.
14 июля 2015 года Конституционный Суд РФ провозгласил Постановление по делу о применимости решений ЕСПЧ на территории РФ.
В числе прочего Суд указал:
“Участие Российской Федерации в международном договоре не означает отказа от государственного суверенитета. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод и основанные на ней правовые позиции ЕСПЧ не могут отменять приоритет Конституции. Их практическая реализация в российской правовой системе возможна только при условии признания за Основным Законом нашей страны высшей юридической силы.”
Далее Суд определил, что он может признавать не подлежащими исполнению решения ЕСПЧ, если они противоречат Конституции.
Таким образом, у нас появился правовой механизм обеспечения государственного суверенитета при произвольных решениях международных судов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *