Агентство Юридической помощи

Тайна усыновления

Содержание

Тайна усыновления ребенка

Автор статьи: Роман Гаврилов Последнее изменение: Январь 2020 года 998 0

Законодательство предусматривает способы охраны тайный усыновления, направленные на защиту прав ребенка и его родителей. Факт усыновления можно скрыть от любого человека, в том числе от самого несовершеннолетнего – если это нужно для защиты его интересов. Тайна усыновления и ее обеспечение необходимы для эмоционального комфорта ребенка, чтобы он чувствовал себя полноценным членом семьи и относился к родителям соответствующим образом. Право действует в интересах усыновителей, которые желают воспитывать ребенка без морально-эмоциональных потрясений с его стороны и защитить себя от возможных исков от биологических родителей, желающих отменить усыновление.

Способы обеспечения защиты тайны усыновления

Для защиты факта усыновления (удочерения) предусмотрены меры обеспечительного характера, а также охранительные способы воздействия на правонарушителя. У семьи есть право поменять место жительства, в том числе переехать в другой регион и даже страну на ПМЖ.

В качестве способов защиты предусматриваются:

  • внесение новых ФИО в свидетельство о рождении ребенка. С 10 лет изменить имя ребенка можно только с его согласия;
  • изменение даты рождения новорожденного – для ребенка моложе 1 года. В исключительных случаях дата рождения может быть изменена для ребенка старше 1 года;
  • сокрытие факта усыновления от биологических родителей, если они лишены родительских прав и не имеют права общаться с ребенком.

Тайну усыновления обязаны соблюдать органы опеки и лица, принимавшие участие и содействующие процедуре приема ребенка в семью. Если вносятся изменения о дате рождения, то, соответственно, в акт о рождении ребенка вносятся новые данные.

Защита тайна усыновления осуществляется, когда это желают сами родители ребенка. Если родители проживают вдали от местности, где осуществлена процедура, то скрыть факт не родства по крови легче, так как дети не будут общаться с гражданами, которые были свидетелями усыновления и общались с усыновителями – соседи, дальние родственники и т.д.

Комментарий специалиста Каменский Юрий Юрист Задать вопрос эксперту Усыновление может быть сокрыто, когда биологические родители ребенка неблагополучные, совершили тяжкое преступление, в том числе против жизни и здоровья граждан или самого ребенка, осуждены к длительным срокам заключения. Обычно биологические родители в таком случае лишаются права на воспитание ребенка либо умерли к моменту усыновления. Разглашение тайны усыновления допускается только самими усыновителями.

Субъекты и виды ответственности

Должностным лицам запрещено публиковать данный факт, озвучивать его в ходе личного общения, скрывая свой статус и данные. Исключение составляют случаи, когда факт усыновления вскрылся в результате оперативно-розыскных мероприятий в рамках предварительного расследования. Но оперативные сотрудники и следователи (дознаватели) должны хранить тайну и разглашать ее только при даче показаний в суде. Дела, которые затрагивают семейную тайну и интересы несовершеннолетних, рассматриваются в суде на закрытом заседании – по ходатайству государственного обвинения, защиты и других заинтересованных лиц.

Важно! Тайна усыновления распространяется и на иностранных граждан. Они также вправе рассчитывать на защиту нарушенного права и обращаться за помощью в суд и другие правоохранительные органы.

Согласно ст. 139 СК РФ тайну усыновления обязаны хранить должностные лица, которые оформляли документы для ребенка и родителей. Обязанность распространяется на судью, помощника, секретаря и других лиц, содействующих процедуре усыновления своими процессуальными действиями. Ответственности подлежат все граждане, которым стала известна тайна усыновления, разглашенная ими исходя из корыстных побуждений или личных мотивов.

Ответственность за разглашение тайны усыновления предусмотрена ст. 155 УК РФ. В перечень субъектов, которые могут понести наказание за преступление, включены лица, обязанные в силу своих должностных полномочий хранить в тайне факт усыновления в силу профессиональной или служебной компетенции. Норма носит расширительное толкование и распространяется, в том числе на физических лиц, которые разгласили тайну усыновления исходя из личной неприязни к усыновителю и корыстных мотивов. Должностные лица также могут понести ответственность за превышение своих полномочий или злоупотребления ими.

Последствия разглашения факта усыновления

Ст. 155 УК РФ предусматривает следующую ответственность:

  1. Штраф в пользу государства – в размере до 80 тыс. рублей или в размере зарплаты или другого дохода осужденного за полгода.
  2. Обязательные работы – до 360 часов.
  3. Исправительные работы – до 1 года.
  4. Арест на срок до 4-х месяцев. Дополнительно возможно наказание в виде запрета заниматься определенной деятельностью, находиться на конкретной должности или работать по специальность. Срок запрета – до трех лет.

Инициатором возбуждения уголовного дела могут быть сами усыновители, должностные лица МВД, прокуратуры, органов опеки. Субъект ответственности – лицо, достигшее 18 летнего возраста, признано вменяемым. Специальный субъект – должностное лицо, обязанное хранить тайну усыновления. Объект преступления – отношения родства усыновителя и ребенка, личность усыновителя и несовершеннолетнего.

Комментарий специалиста Горчаков Владимир Юрист Задать вопрос эксперту Субъективной стороной преступления признается целенаправленные, осознанные действия подозреваемого, которые привели к нарушению тайны усыновления – оставление анонимного сообщения, адресант которого позже был установлен правоохранительными структурами, оповещение в устной форме и т.д. Объективной стороной признаются намеренные действия стороны по раскрытию тайны усыновления, установления причинно-следственной связи между действиями злоумышленника и последствиями. Виновным гражданин признается только после вступления в силу решения суда.

Иные формы ответственности и способы защиты прав

Помимо уголовной ответственности, возможна гражданско-правовая. Она выражается в требовании потерпевшей стороны (усыновителя или самого несовершеннолетнего) возмещения морального вреда, который должен быть доказан в судебном порядке. Заявить гражданский иск можно в рамках уголовного преследования.

Постановлением следователя усыновитель и несовершеннолетний признаются потерпевшими. Они вправе требовать сумму возмещения от гражданина или должностного лица. Возможны ситуации, когда тайна усыновления стала известна по причине опубликования сведений юридическим лицом, которое по российскому законодательству нельзя привлечь к уголовной ответственности. В таком случае понадобится требовать возмещения вреда в рамках гражданского судопроизводства.

Разглашение тайны усыновления не считается юридическим фактом, влекущим отрицательные юридические последствия для самих усыновителей. Даже если это стало известно, усыновители остаются родителями ребенка, имеют право на материальную поддержку от государства и муниципального образования.

Усыновители приравнены в своих правах к биологическим родителям. Даже если случай разглашения стал известен ребенку, родители должны предпринять меры к минимизации последствий для ребенка:

  • воспользоваться поддержкой психолога;
  • обратиться за помощью к социальному педагогу и т.д.

Некоторые усыновители, особенно когда биологические родители сохраняют общение с несовершеннолетним, предпочитают сами рассказывать о том, что ребенок им по крови не родной – с юных лет или уже в переходном возрасте. Сделать это целесообразно при участии психолога, заранее продумав последствия такого шага. Во избежание злоупотреблений со стороны посторонних лиц рекомендуется менять место жительства, а также вносить в документы ребенка новые сведения.

Защита прав ребенка возможна органами опеки, в суде. Размер присужденной суммы моральной компенсации, исходя из содержания отечественной судебной практики, невелик. Разглашение тайны усыновления не влияет на права ребенка, связанные с усыновлением. Он может наследовать после усыновителей наравне с их биологически родными детьми (за исключением случаев, оговоренных в завещании). Проблема носит морально-этический характер.

Усыновителям, если они решили хранить факт усыновления в тайне, следует принимать действенные меры на охрану семейной тайне – своевременно менять место жительства, подготовить ребенка психологически, оградить себя и несовершеннолетнего от общения с недоброжелателями. В конфликтных ситуациях рекомендуется поддержка юриста.

Статья 139 СК РФ. Тайна усыновления ребенка

1. Тайна усыновления ребенка охраняется законом.

Судьи, вынесшие решение об усыновлении ребенка, или должностные лица, осуществившие государственную регистрацию усыновления, а также лица, иным образом осведомленные об усыновлении, обязаны сохранять тайну усыновления ребенка.

2. Лица, указанные в пункте 1 настоящей статьи, разгласившие тайну усыновления ребенка против воли его усыновителей, привлекаются к ответственности в установленном законом порядке.

См. все связанные документы >>>

1. Конституция РФ признает и гарантирует право граждан на личную и семейную тайну (п. 1 ст. 23). Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод признает и защищает право на уважение личной и семейной жизни (ст. 8). Сведения об усыновлении могут быть отнесены как к семейной, так и личной тайне и соответственно включаться в содержание права на уважение личной и семейной жизни. Конкретные меры по реализации права граждан на сохранение тайны усыновления закреплены в семейном, гражданском процессуальном, трудовом законодательстве. В целях обеспечения тайны усыновления закон предусматривает возможность изменения по просьбе усыновителя имени, отчества и фамилии усыновленного ребенка, записи усыновителей в качестве его родителей, а также возможность изменения даты и места рождения усыновленного ребенка (ст. ст. 134 — 136 СК РФ). Заявление об усыновлении рассматривается в закрытом судебном заседании (ст. 273 ГПК РФ). На сохранение тайны усыновления направлены и нормы трудового законодательства, предоставляющие женщине, усыновившей новорожденного ребенка в возрасте до трех месяцев, право на оплачиваемый послеродовой отпуск (ст. 122 ТК РФ). Положения комментируемой статьи четко определили круг лиц, которые не могут разглашать тайну усыновления: судьи, должностные лица, осуществляющие государственную регистрацию усыновления, а также лица, иным образом осведомленные об усыновлении. Таким образом, запрет на разглашение тайны усыновления распространяется не только на должностных лиц, но и любых граждан, которым в силу тех или иных обстоятельств стало известно об усыновлении. Семейный кодекс РФ не раскрывает содержание понятия «тайна усыновления». Очевидно, что это должны быть сведения, указанные в судебном решении: об усыновителе, усыновленном ребенке, их индивидуализирующих признаках, месте, времени и других обстоятельствах усыновления.

Тайна усыновления позволяет создать условия воспитания усыновленного ребенка усыновителями, максимально приближенные к условиям воспитания родного ребенка его родителями. Раскрытие тайны усыновления может тяжело травмировать ребенка, затруднить или существенно осложнить и даже сделать невозможным дальнейшее нормальное воспитание в семье усыновителя усыновленного ребенка. Однако тайна усыновления не является обязательным элементом, присущим любому усыновлению. Далеко не во всех случаях усыновление составляет тайну для усыновленного, например, не может быть и речи о тайне усыновления при усыновлении ребенка, который знает и помнит своих родителей, а также при усыновлении детей, достигших 10 лет, когда по закону требуется получить их согласие на усыновление (ст. 132 СК РФ). В тех же случаях, когда в момент усыновления ребенок в силу своего возраста или особенностей развития не мог знать о факте усыновления, дальнейшее сохранение тайны усыновления закон связывает исключительно с волей усыновителей. И даже несмотря на то, что в Конвенции ООН о правах ребенка закреплено право ребенка, насколько это возможно, знать своих родителей и право на их заботу (п. 1 ст. 7), закон не устанавливает обязанности усыновителей раскрыть тайну усыновления и тем самым довести до сведения ребенка информацию его кровного происхождения, если она усыновителю известна, даже по достижении ребенком совершеннолетия. Усыновитель вправе сообщить ребенку о том, что он усыновлен, или ничего не сообщать о факте усыновления. Однако и в этих случаях факт усыновления не может быть доведен до сведения других лиц без согласия усыновителя.

2. В соответствии с п. 1 комментируемой статьи сохранение тайны усыновления, т.е. сведений о факте усыновления, является обязанностью всех должностных лиц, участвующих в вынесении судебного решения, его последующем оформлении, а также других лиц, иным образом осведомленных об усыновлении. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 апреля 2006 г. N 8 содержится разъяснение: «В целях обеспечения охраняемой законом тайны усыновления (ст. 139 СК РФ) суд в соответствии со ст. 273 ГПК РФ рассматривает все дела данной категории в закрытом судебном заседании, включая объявление решения. В этих же целях участвующие в рассмотрении дела лица должны быть предупреждены о необходимости сохранения в тайне ставших им известными сведений об усыновлении, а также о возможности привлечения к уголовной ответственности за разглашение тайны усыновления вопреки воле усыновителя, в случаях, предусмотренных в статье 155 УК РФ, что отражается в протоколе судебного заседания и подтверждается подписями указанных лиц» (п. 6).

Сохранение в тайне факта усыновления напрямую зависит от воли усыновителя. Сообщение о нем кому-либо допустимо только с согласия усыновителя. Лица, разгласившие тайну усыновления вопреки воле усыновителя, несут уголовную ответственность по ст. 155 УК РФ. Состав преступления за разглашение тайны усыновления (удочерения) сформулирован в ст. 155 УК РФ следующим образом: разглашение тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновителя, совершенное лицом, обязанным хранить факт усыновления (удочерения) как служебную или профессиональную тайну, либо иным лицом из корыстных или иных низменных побуждений, наказывается штрафом в размере до 80000 руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Возникает вопрос: может ли орган загса удовлетворить просьбу заявителя, например, в случае, когда усыновитель умер, а усыновленный ребенок, став совершеннолетним, обращается в орган загса с просьбой показать его актовую запись о рождении? Прямого ответа на данный вопрос действующее законодательство не содержит, по-видимому, он должен быть отрицательным. Разглашение тайны усыновления заключается в информировании любого лица о состоявшемся факте усыновления, а также сообщении усыновленному лицу о том, что усыновители не являются его родными родителями.

Тайна усыновления остается одной из важных и спорных тем. Введенный в 1969 году закон запрещает без согласия усыновителей сообщать сведения об усыновлении ребенка кому бы то ни было. А в отдельно взятой семье закон оборачивается вопросом, который мамы и папы решают сами: должен ли ребенок знать, что он – приемный? Родители и эксперты поделились своим опытом и мнениями с фондом «Измени одну жизнь».

Мнения приемных родителей

Анастасия, Москва:

«Я воспитываю девочку, биологическая мама которой отбывает срок в местах лишения свободы. Настя – приемная дочка – знает о ее существовании, они иногда созваниваются. И наличие обеих мам она считает неправильной вещью. Говорит, что любит и ее, и меня.

При этом девочка стесняется говорить о кровной матери. И на вопрос о том, кто твоя мама, Настя называет меня. Она знает, что кровная мама ее родила, но ей хочется думать и верить, что родила ее именно я. И мне самой не хочется переубеждать Настю, раз она для себя так решила. Я считаю, что не нужно отдалять детей от себя такими понятиями, как «приемный родитель», «неродной ребенок».

Тайна усыновления нужна. Всех троих детей я воспитываю по договору опеки, но планирую усыновить и удочерить. И, наверное, в будущем не стану раскрывать тайну остальным детям.

У многих сирот родители – наркоманы и алкоголики. Зачем им знать, что их папы и мамы пили, кололись, совершали преступления?

ПОМОГИТЕ ДЕТЯМ ИЗ ДЕТСКИХ ДОМОВ НАЙТИ СЕМЬЮ

Биологическая мать одного из моих сыновей сидела на наркотиках, и, скорее всего, ее уже нет в живых. Ребенку нужно знать все это? Не уверена».

Ольга Щеголева, Самара:

«Моей старшей дочке было три месяца, когда я взяла ее в семью. Знакомые и друзья знали, что она приемная. Когда девочке исполнилось 7 лет, я задумалась о том, чтобы рассказать ей правду о ее кровной семье. По характеру дочка – максималист, и лучше было бы получить информацию о кровной семье от меня, чем от посторонних.

Мы пошли к психологам, которые сразу сказали: вы пришли вовремя. В более позднем возрасте ребенок, узнав правду, может наделать множество ошибок. Специалисты считают наиболее оптимальным возрастом для подобных откровений с 6 до 9 лет.

Читать историю Ольги Щеголевой — «Приход ребенка в семью – точка невозврата»

Когда я рассказала дочке о том, что она мне не родная, она заплакала. Тот факт, что мы оказались ей приемными родителями, расстроил ее. В подростковом возрасте она начала задавать вопросы, касающиеся кровной матери. Но никакой подробной информации у меня не было.

Сейчас дочери 17 лет, и у нас очень близкие отношения. Любая тайна несет в себе ложь, которая не может пойти на благо человеку».

Надежда Афанасьева, Москва:

«Каждый имеет право знать о себе, своем происхождении. И лучше об этом знать с раннего детства. В подростковом возрасте принятие правды может проходить очень болезненно. Если ребенок с младых ногтей знает, что он приемный, растет с этой мыслью, то в будущем ему легче будет жить.

Моя дочка пришла в нашу семью в полтора года. Через полгода мы с мужем сделали фотокнигу: первые страницы – фотографии из дома ребенка, как мы ее забирали, первые дни дома, первые прогулки с братьями и сестрами. Книга написана в форме сказки: девочка потерялась, но ее нашел аист и принес нам. Думаю, что до 7-8 лет эта история еще будет востребована, а дальше мягко и постепенно мы расскажем дочке о нашей приемной семье.

Информации о биологической матери практически нет. Она отказалась от дочери на второй день после родов, есть только паспортные данные этой женщины. При желании можно найти ее. Но сейчас дочка не проявляет особого интереса к этой теме, мне кажется, она еще мала для понимания этого».

Мнения экспертов

Яна Леонова, директор фонда «Измени одну жизнь»:

«Тайна усыновления действительно охраняется законом, но касается она судей, вынесших решение об усыновлении ребенка, должностных лиц, осуществивших государственную регистрацию усыновления, а также лиц, иным образом осведомленных об усыновлении (ст. 139 Семейного кодекса РФ).

Безусловно, решение о раскрытии тайны усыновления перед внешним миром принадлежит только семье, исходя из интересов самой семьи и ребенка. Но то, что касается сохранения тайны для самого ребенка, все же не столь однозначно.

Это большая ответственность, решиться на построение отношений с ребенком, в условиях сокрытия такого важного события. Это большой стресс для всех членов семьи.

Понятны волнение и опасения родителей, просто здесь важно решить для себя — готовы ли вы скрывать всю жизнь от ребенка его прошлое, готовы ли вы к тому, что оно, скорее всего, будет раскрыто, потому что большое количество людей, так или иначе, знают об этом: от судов, органов опеки до поликлиник, УФМС и прочих инстанций.

Так получается, что рано или поздно ребенок узнает. И реакция бывает самой разной, но для него это всегда шок и стресс. По отзывам взрослых усыновленных, это были болезненные переживания, вопросы, абсолютная растерянность от того, что рухнула их картина мира, которая была заботливо выстроена приемными родителями, пытавшимися сохранить тайну.

Перед тем как принимать решение, все же важно не забывать о праве ребенка знать свое происхождение, корни и историю (тот же Семейный кодекс об этом говорит). Необходимо также ознакомиться с разными методиками и техниками раскрытия тайны, посоветоваться со специалистами, постараться договориться о сопровождении этого процесса, возможно, это снимет вашу тревожность относительно способа подачи информации. Безусловно, в прошлом усыновленных детей много тяжелых событий, но можно научиться правильно о них говорить.

Важно помнить о том, что ребенок все равно хранит многое из своего детства в памяти и в подсознании, пусть даже не всегда получается это проговорить, он помнит свои чувства и ощущения. Ребенку необходимо, чтобы родители разделили его чувства, объяснили и помогли пережить их».

Елена Альшанская, президент БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам»:

«Нет ничего, чего мы не знаем о себе. Все, что с нами было — знает наше тело, наш организм. Помимо сознательной части существует огромный пласт информации, которую мы не осознаем или не помним. Например, мы чаще всего вообще до четырех лет себя не помним. Но какие-то события, которых мы даже не помним, могут быть тяжелыми триггерами каких-то травматических ощущений.

То есть, наш мозг, конечно же, все знает, что с нами происходило, но лишь небольшая часть этого находится в нашей актуальной памяти. Когда мозг начинает получать от близких людей информацию о реальности противоречащую тому, что он знает, человек очень часто начинает себя чувствовать дискомфортно, либо подозревать что-то. Это может приводить к тяжелым состояниям в подростковом и более старшем возрасте.

Кроме того, отношения близких людей не должны быть построены на лжи. Ложь сложно хранить, на это требуется много энергии и постоянного самоконтроля. Какие настоящие и искренние отношения устоят в постоянной большой лжи, которую надо скрывать каждый день? И всегда существует риск, что кто-нибудь расскажет правду: бабушка-соседка, сотрудник поликлиники. Или сам родитель в гневе проговорится: «если бы ты был мой ребенок, ты бы так не сделал».

Чем позже человек узнает об этом, тем тяжелее для него последствия. Потому что вмиг рушится вся его жизнь, все, на чем она была основана, понимание того, кто ты такой — оказывается неправдой. Ощущение, что вся твоя жизнь ложь, – очень тяжелое для взрослого человека. В то время как маленький ребенок получает информацию постепенно и в доступной для него форме, и это не вызывает у него никаких сильных негативных эмоций. Ему можно рассказывать, как одна мама родила, но не смогла растить, нашлась вторая мама, которая смогла быть мамой и взяла к себе.

Кроме того, любой человек имеет право знать о себе правду. Кто он и откуда — это часть его личности. Никто не имеет права скрыть от другого человека существенную информацию о нем самом».

Таисия Лотарева, педагог-психолог Центра содействия семейному воспитанию «Наш дом»:

«Тайна усыновления – тема деликатная и многоаспектная. Тайна от ребенка в семье – это один вопрос, в котором психологи чаще всего помогают членам семьи преодолеть тревоги, связанные с нежеланием разрушить отношения с ребенком или покоробить его самооценку, и рекомендуют не скрывать от него факт его «приемности». К тому же, последствия неожиданного раскрытия тайны, как правило, более травматичны для всех членов семьи.

Существуют также факторы возраста ребенка, готовности и умения родителей обсудить с ним его историю жизни. В этих вопросах также помогает психологическое сопровождение семьи.

Но, пожалуй, самой сложной проблемой, на данный момент, остается проблема отношения приемного ребенка с социумом: учителя, одноклассники, родители одноклассников… Зачастую ребенок сталкивается с непринятием и неготовностью общества к встрече с сиротой и приемной семьей.

Сирот по-прежнему боятся и недолюбливают. Именно эта ситуация требует соблюдения этических правил педагогами о нераспространении информации о судьбе ребенка, если это грозит небезопасными для него последствиями, а также очень корректной работы с учениками и с их родителями, направленной на интеграцию ребенка-сироты в коллектив класса и школы».

Когда в России отменят тайну усыновления. Мнение чиновников и экспертов

Начальник отдела департамента госполитики в сфере защиты прав детей Минобрнауки РФ Ирина Романова поделилась с корреспондентом фонда “Измени одну жизнь” своим взглядом на проблему. По ее словам, это “сложный и эмоциональный” вопрос, который требует дополнительного общественного обсуждения. Эта тема не самая срочная, но существуют мнения и “за”, и “против”, считает она. Также она отметила, что многие страны, как европейские, так и США, в своем законодательстве эту норму не содержат, и это не приводит к особым проблемам.

“Мое личное мнение, что это правильно, потому что рано или поздно ребенок все равно узнает, что усыновлен. Чем раньше ребенка подготовить к этой новости или решению, тем для него же будет проще в возрасте, когда он достигнет совершеннолетия или раньше, принять своих новых и понять биологических родителей”, – сказала она.

О целесообразности тайны усыновления мы побеседовали Алексеем Рудовым, основателем Школы приемных родителей, руководителем направления развития семейного устройства благотворительного Фонда «СЕМЬЯ», усыновителем.

Алексей Рудов

“Измени одну жизнь”: В “Национальной стратегии в отношении детей” одним из пунктов значится отмена тайны усыновления. По-вашему, отмена тайны должна произойти?

А. Рудов: В вопросе тайны усыновлении масса заблуждений. Чаще всего сливают в один котёл три принципиально разных вещи.

Первая – это тайна личной жизни (посторонние люди не должны знать, что происходит вмешиваться в дела семьи), второе – органы власти должны соблюдать конфиденциальность полученных данных при любой работе с гражданами, и третье случается ребенку не говорят, что он пришел в семью таким образом (был усыновлен). Это три разных ипостаси.

Первые две дублируются другими нормами закона. Так, тайна личной жизни защищена Статьей №137 Уголовного кодекса РФ – Нарушение неприкосновенности частной жизни. При этом нет разницы – усыновление, болезнь или другая личная информация. Второе – тема конфиденциальности информации, получаемой государственными и муниципальными служащими при предоставлении государственных и муниципальных услуг: у чиновников и судей есть собственные нормы, которые требуют ее соблюдать.

И остается третья вещь, которая никогда не была тайной. То, что усыновители довольно часто не говорят ребенку об усыновлении. Но это вопрос воспитательных прав и обязанностей. Но, на самом деле, у ребенка есть право знать свою историю, оно закреплено у нас в статье 54 Семейного кодекса (“Право знать родителей насколько это возможно, на уважение человеческого достоинства и т. п. – редакция), в Конвенции о правах ребёнка. Он имеет право знать свою историю.

Однако в Федеральный законе №143 “Об актах гражданского состояния” указано, что информацию об усыновлении может получить только усыновитель, тем самым право ребенка знать о себе ущемляется. Говорят: ну как же, если он получит информацию, тайна будет раскрыта, некое третье лицо кроме усыновителей узнает. Но, простите, если ребенок обратился, он уже знает или догадывается, иначе как бы пришла такая мысль в голову?

Почему его должны держать в неведении в отношении самого себя – взрослого, самостоятельного гражданина?

Поэтому первая поправка, которая была предложена – внести правку в Федеральный закон №143 и расширить перечень людей, которые имеют право получать информацию. В частности, сам усыновленный и его потомки. А почему нет? Это естественное право. Никто не ратует за открытое усыновление, когда ребенок сохраняет контакт с биологическими родителями – здесь отдельно люди могут договариваться. Но пока, к сожалению, многие СМИ сваливают всё в кучу – если отменить тайну, то, якобы, будет открытое усыновление, это не так.

Второе важное изменение, — убрать норму, которая в принципе не работает, зато вводит в заблуждение многих людей и создаёт усыновлению ореол ущербности, которую нужно скрывать. Если вчитаться в текст 155 статьи Уголовного кодекса – «разглашение тайны усыновления», то сразу станет видно, что срабатывает она только тогда, когда тайна нарушена не вообще, а с какими-то “низменными” целями, например, присутствует вымогательство. Если вымогательство не установлено, то доказать низменность крайне сложно и на практике наказать разгласившего по этой статье невозможно.

А вообще, по нашему опыту, ребенок должен знать и понимать, что он – приемный. Во-первых, любая тайна в семье – это как мина замедленного действия, которая взрывается в самый неподходящий момент. И не обязательно какой-то злодей должен сказать ребенку. Просто так устроена современная жизнь, что есть масса ситуаций, при которых дети это обязательно узнают. Допустим, лечение или получение ими самими загранпаспорта. Заполняя форму на получение загранпаспорта, нужно указать в отдельной графе меняли ли фамилию. Если не знает, то пишет: не менял. Паспортистка, которая проверяет по базе, не будет интересоваться в связи с чем она менялась, просто придет отказ, в котором будет указано, что форма заполнена недостоверно, фамилия была изменена.

«Измени одну жизнь»: А такие случаи были?

А. Рудов: Да, были. Например, вызывают человека и говорят: вам отказано в выдаче визы, скажем, в Великобританию – вы меняли фамилию, но не указали. Что, простите, должен думать взрослый человек?

Что касается более младших детей, они тоже быстро это начинают понимать, так как очень наблюдательны. Ко мне на консультацию приходила совсем молодая девушка (15 лет), спрашивала: как мне рассказать отцу, чтобы он – пожилой человек, переживший два инфаркта – не умер, когда я скажу ему, что все знаю?

Приходила другая девушка, она не знала как поговорить с мамой. И рассказала: я смотрю на маму; и когда по ТВ начинается передача про усыновление, мама нервно хватает пульт и переключает канал. Это отражается на лице родителей. Невозможно в своей семье быть штирлицами всю жизнь. Дети будут задавать неудобные вопросы прямо в глаза, на них прийдется отвечать, краснея и бледнея. Можно услышать, когда ребенок выяснит правду, не дай Бог со стороны: ты мне столько лет врала, как я могу тебе доверять дальше?

Другое дело, если дети знают изначально, а не в 14-20 лет, когда это может стать травмой. Для маленьких ведь главное другое; не происхождение, а как их принимают, любят, ценят, считают ли членами семьи, в которой они растут. И простой пример – супруги. Моя жена, она же мне не родственник. Но это не значит, что я ее не люблю и что она – не самый близкий мне человек. То же и здесь.

Когда скрывают, часто мотивируют так: мы, мол, защищаем наших детей, которые узнают и расстроятся. Но такие люди защищают себя. Они боятся признаться себе и ближайшему окружению, что не способны родить. Это такая ширма – “я соответствую, я полноценный”. Они сами для себя придумывают проблему, а потом ее мучительно решают. И все время находятся в прессинге, не зная откуда правда выскочит – кто появится, что скажет.

Вот, пришел ребенок из школы мрачный и бросил портфель в угол. Что – двойка или сказали? Ну, так? Ведь так?

А дети, от которых и не скрывали, относятся к своему происхождению совершенно спокойно. Есть такая смешная история, когда к шестилетнему ребенку, который знает о своем усыновлении, подошли и довольно в грубой форме сказали: ты знаешь, что ты выкормыш, да? Ну, ребенок довольно спокойно ответил: вообще-то мне папа и мама не разрешают ругаться, но я от этого правила отступлю — тётя, идите в ж…пу. Потому что ребенок ощущает себя в семье ровно так, как его родители. Если они тревожны, боятся, беспокоятся и переживают, ребенок тоже будет делать так. Неважно о чем мы говорим: инвалидность, какая-то национальность, не уважаемая где-то кем-то за что-то. Главное – как родители относятся. Если усыновители сами считают, что они ущербные, то ребенок это будет точно так же ощущать и реагировать, а если нет, то нет.

Например, у нас в классе было два мальчика еврея. В советские годы это было не очень удобно, тем более, тогда шла такая “психологическая война”, когда был открыт кордон и многие уезжали. Отношение было такое: ну и валите отсюда. И вот один из мальчиков гордился, говорил: да, я – еврей, у нас такая-то история, столько-то исторических личностей, и что? А другой, при наличии всех внешних признаков, говорил: нет, у меня в паспорте написано “русский”. Вопрос: кого били?

«Измени одну жизнь»: Второго?

А. Рудов: Конечно. Достают того, кто реагирует. Не того, кто другой, а того, кто принимает на себя этот удар и считает, что он здесь поражён. Это, в принципе, главное, что можно сказать на эту тему.

«Измени одну жизнь»: Бросается в глаза, что среди специалистов мнение “я против тайны усыновления” является общим, тогда как в интернете среди комментаторов часто встречается другое. Например, говорят: тайну нужно сохранить, чтобы защитить ребенка, или я девять месяцев носила подушку под одеждой, я зря что ли старалась?

А. Рудов: Вы ответили на свой вопрос. То есть она подтверждает, что старалась, и, спрашивается, зачем она терпела? Ведь можно было не терпеть. Опять же, это страхи. Люди склонны свои страхи обосновывать интересами детей. Например, вырос ребенок разгильдяем – это в дедушку, зато рукастый – это в меня. Все негативное оправдывается генетикой или чьим-то вмешательством, а позитивное – своими талантами. Это обычно.

Когда люди не вникают, они не понимают как часто ребенок узнает свое происхождение потом; это странная самоуверенность, что это можно в принципе скрыть. Представьте, вот вы не знаете чего-то очень важного, а все вокруг знают. Или, как говорил такой несимпатичный исторический персонаж доктор Геббельс, если какую-то тайну знают более, чем двое, то ее знает и свинья. Извините, при современном процессе принятия ребенка в семью об этом знают минимум 50 (!) человек. И еще от органов госвласти, консульских организаций никакой тайны нет. И это все ударит по уже относительно взрослому человеку.

Мне пишут взрослые, пожилые люди: как мне найти своих родственников? Почему? Ведь когда они узнали, кто они такие, близости и духовных отношений не возникло с приемными родителями. И они ищут просто кого-то, к кому они могут прислониться, к чему могут принадлежать. Когда у ребенка формируется принадлежность, когда его приняли в род – это одно. Другое дело, если семья боится, что не полюбит этого ребенка. Они транслируют свои страхи на него. Так устроена психология передачи поведения при воспитании.

«Измени одну жизнь»: Недавно одна девушка собирала подписи против той самой нормы, которая не позволяет ей узнать о своих корнях…

А. Рудов: Ситуация как-то разрешилась, в том смысле, что планы по отмене тайны усыновления внесли в “Нацстратегию в отношении детей”. В 2014 году как раз собираются это делать. Мы решили что да – мы будем продолжать работать, так как обещать – не значит жениться. Органы власти часто обещают. Хочется довести до конца, чтобы это было управляемым процессом. У нас часто помогли тебе так, что спасибо, лучше бы не надо.

«Измени одну жизнь»: Вы назвали части проблемы. С какой нужно работать?

А. Рудов: Прежде всего, ребенок должен знать о своем происхождении. Он должен иметь право получить по исполнению 16 или минимум 18 лет информацию о себе. Но главное, что в принципе такая статья как тайна усыновления не должна существовать. Она негативно стигматизирует саму идею усыновления, создает тайный способ стать родителем. Усыновление и рождение – это разные вещи. А все тайное ничем хорошим не заканчивается.

В тех странах, где отменили тайну, количество усыновлений выросло. Недавно один депутат говорил, что он против отмены тайны, потому что кто-то не сможет усыновить ребенка. Но если люди не готовы себе признаться в том, что они делают, то это вопрос уже к психологу (может быть к клиническому). Может, это и хорошо, что такие ребенка они не усыновят.

«Измени одну жизнь»: Нужно ли отменить уголовную статью?

А.Рудов: Эта статья дублирует статью о тайне личной жизни. И, потом, она не работает. Чтобы она работала, нужно поймать за руку, если что-то говорили и вымогали. Но если так, то нужно доказать, что связано одно с другим. Из 40 дел, которые мы анализировали за 2008-2010 годы, только 8 дошли до суда, из них 4 кончились принятием решений, из них только одно закончилось реальным сроком. И еще: если человек просто по недоумству сказал? Здесь должны быть низменные или финансовые побуждения. А если просто пришел и сказал, то наверняка ничего не будет. Ведь дело заводят по заявлению, а не по факту.

«Измени одну жизнь»: Последний вопрос. Вы сказали, что когда тема усыновления становится открытее, больше людей решает усыновлять. Кажется, в последнее время тема стала открытие, стали ли больше усыновлять?

А.Рудов: Усыновлять стали меньше. Ценность ребенка не повысилась. Этот процесс должен становиться более естественным. А у нас на Первом канале идут шоу, в которых ничего хорошего нет. И никому не хочется быть в эпицентре скандала: ты усыновил ребенка, значит, должен был быть скандал, битвы и страсти. А еще чиновники. Хотя у нас неплохие законы, но как они интерпретируются и не исполняются – это отдельная песня. Просто ничего не делается.

Мы знаем ребенка, которого забрали из школы (мама села в тюрьму, папа не исполняет родительских обязанностей). Но потенциальному опекуну говорят: нет оснований! Давайте вы пройдете подготовку, ребенок посидит 3 месяца в приюте. А ещё подушевое финансирование вредит, ведь если нет ребенка – нет денег у учреждения.

А эти учреждения находятся далеко не только в городах, где легко найти работу. Масса школ-интернатов, детских домов в маленьких поселках, – фактически градообразующие предприятия. Сейчас очередной раз столкнулись со школой-интернатом пятого вида. Треть детей – здоровые, без инвалидности, без расстройств. Просто там есть свободные места. Администрация аж подавилась, когда потенциальные опекуны пришли и сказали: хотим взять ребенка на опеку. Сказали: а мы их не отдаем. Им же у нас хорошо, они же специальные, вы не сможете их учить. Такой подход. Недостаточно говорить в верхах или в СМИ, нужно, чтобы руководитель региона или района включался в такие процессы, чтобы делали не как чиновникам и учреждениям удобно, а как ребенку хорошо.

Энциклопедия Сервиса бесплатных юридических консультаций » Семейное право » Опека и усыновление » Тайна усыновления ребенка

Согласно правилам усыновления, сотрудники органов записи актов гражданского состояния без согласия усыновителей не имеют права предоставлять какие-либо сведения и выдавать документы, которые разглашают информацию об усыновителях и ребенке.

Согласно статье 139 Семейного Кодекса РФ, тайна усыновления ребенка находится под охраной закона. К информации о тайне усыновления относят следующие сведения:

  • Государственную регистрацию усыновления;
  • Факт отсутствия родительского попечения;
  • Постановления суда о рассмотрении заявления об усыновлении;
  • Медицинские справки ребенка и кандидатов в усыновители;
  • Прочие сведения.

Тайна усыновления ребенка и ее обеспечение

Тайна усыновления и ее обеспечение лежит на многих лицах. Среди них:

  • Судьи, которые вынесли постановление об усыновлении;
  • Все должностные лица, которые осуществили факт государственной регистрации;
  • Прочие лица, которые касаются так или иначе процесса усыновления:
    • Сотрудники органов опеки и попечительства;
    • Медицинские работники;
    • Сотрудники детских организаций, где находились усыновленные дети;
    • Родственники, друзья и знакомые семьи, которая занималась усыновлением.

Согласно правилам усыновления, сотрудники органов записи актов гражданского состояния без согласия усыновителей не имеют права предоставлять какие-либо сведения и выдавать документы, которые разглашают информацию об усыновителях и ребенке.

Если суд признает причины уважительными, изменения по дате рождения могут вноситься в свидетельство рождения ребенка, которому исполнился год или более. По такому же положению может изменяться также и дата регистрации акта о рождении.

Тайна усыновления ребенка и ее обеспечение предусмотрены нормами Семейого кодекса, которые призваны предупреждать распространение информации о состоявшемся факте усыновления. Так, женщинам, усыновившим ребенка, предоставляется отпуск по беременности и родам (вместо отпуска по усыновлению) со дня усыновления и в течение 70 календарных дней, а при усыновлении двух и более детей – 110 календарных дней.

В каких случаях возможно усыновление?

Усыновление возможно в тех случаях, когда родители или один из родителей несовершеннолетних детей:

  • Умерли;
  • Неизвестны или суд признал их умершими;
  • По суду лишены родительских прав;
  • Дали согласие на усыновление по всем правилам действующего законодательства;
  • Согласно решения суда, если родители не проживают более 6 месяцев с ребенком по неуважительным причинам и не обеспечивают его надлежащим образом.

Какие лица могут выступать в роли усыновителей?

Усыновителями могут быть все совершеннолетние обоих полов, за исключением:

  • Людей, которые признаны судом недееспособными или ограничено дееспособными.
  • Супружеской пары, один из представителей которой признан недееспособным.
  • Тех, кто по суду лишен родительских прав
  • Людей, которые отстранены от обязанностей опекуна за то, что они не в полной мере выполняли свои обязанности.
  • Бывших усыновителей, в случае, если их усыновление по суду было отменено.
  • Людей, которые не могут выступать в роли родителей по медицинским показателям.
  • Тех личностей, которые на момент усыновления не обладают должным доходом, который бы позволил обеспечить надлежащее содержание и воспитание ребенка
  • Людей, которые не имеют постоянного места жительства.
  • Тех, кто имеет судимость или находится под следствием.

Также люди, которые не состоят в браке, не могут совместно усыновить одного и того же ребенка.

Порядок усыновления

Участниками процесса усыновления считаются:

  • Представители органов опеки;
  • Усыновители;
  • Сотрудники прокуратуры.

Суд рассматривает заявление, которое подготовили специальные службы, и выносит решение о целесообразности передачи ребенка под опеку той или иной семье.

Меры по обеспечению тайны усыновления

Разглашение тайна усыновления – неприемлемая ситуация, которой может препятствовать ряд мер предосторожностей:

  • Внесение правок в персональные данные ребенка;
  • Отсутствие записи о супружеской паре как той, что усыновила ребенка;
  • Предоставление декретного отпуска женщине в случае, если она усыновила ребенка младше трех месяцев;
  • Изменение данных в свидетельстве о рождении малыша.

Отмена усыновления

Отмена усыновления может производиться в судебном порядке с участием прокурора, органов опеки и попечительских организаций.

Основаниями для этого могут быть:

  • Если усыновители злоупотребляют родительскими правами;
  • Когда усыновители уклоняются от выполнения своих обязательств;
  • В случае, если родители жестоко обращаются с усыновленными детьми;
  • Хронический алкоголизм или наркотическая зависимость со стороны усыновителей;
  • Прочие основания, которые базируются на личном мнении и отношении ребенка.

Отмену факта усыновления могут требовать:

  • Биологические родители ребенка или его усыновители;
  • Ребенок, которому исполнилось 14 лет;
  • Органы попечительства или опеки;
  • Прокурор.

Так, следует отметить, что законодательство Российской Федерации находится на стороне усыновителей и ребенка, который попадает в новую семью. Тайна усыновления направлена, в основном, на третьих лиц, а не на самого ребенка. Ребенка посвящать в вопрос о том, что он усыновленный, необходимо по согласию родителей. Только они определяют, когда это сделать.

Тайна усыновления: прихоть или необходимая мера

Усыновление ребенка является крайне ответственным решением. После завершения всех процедур возникают родительские права и обязанности, отказ от которых может повлиять на судьбу детей. С целью защиты прав ребенка и его новых родителей законодатель предусмотрел норму о тайне усыновления. Она позволяет скрыть любую информации, связанную с биологическим происхождением ребенка.

В чем суть усыновления по закону

Решение об усыновлении должно быть строго добровольным. Нельзя заставить кого-либо принять на себя обязательства по отношению к чужим детям. Это неизбежно повлечет проблемы для всех сторон процедуры. Отмечу, что решение об усыновлении вовсе не обязательно может быть вызвано невозможностью иметь собственных детей. Случаи, когда усыновленный является вторым, третьим или последующим ребенком в семье, встречаются очень часто.

Никакой разницы в правах у биологических и усыновленных детей закон не предусматривает. Оформление прав при усыновлении связано со следующими моментами:

  • факт усыновления подтверждается актом суда, при наличии положительного заключения прокурора и органа опеки;
  • после утверждения судом факта усыновления проводится регистрация родительских прав через ЗАГС, оформляется свидетельство о рождении;
  • с момента оформления родительских прав возникает обязанность по сохранению тайны усыновления, которая обеспечивается законом.

Обратите внимание! Тайна усыновления должна соблюдаться уже в ходе судебного процесса. Для этого предусмотрен закрытый характер рассмотрения дела. При оглашении решения могут присутствовать только родители, представители уполномоченных государственных органов.

Биологические родители ребенка могут повлиять на процедуру усыновления только до ее начала. Они могут подать иск о восстановлении прав, добиться возврата несовершеннолетнего в семью. Однако если усыновление состоится, никаких прав у биологических родителей не останется.

Законодательное регулирование тайны усыновления

Разглашение тайны усыновления может существенно нарушать интересы родителей. Для ребенка такие сведения вообще могут нанести непоправимый моральный вред, сломать жизнь. Очевидные негативные последствия при нарушении тайны усыновления связаны с проблемами при воспитании ребенка, который будет видеть в новых родителях чужих людей.

На законодательном уровне защита тайны усыновления осуществляется следующим образом:

  • статья 139 СК РФ гарантирует соблюдение в тайне любой информации об отсутствии родства между усыновленным ребенком и усыновителями, охрану этих правоотношений со стороны любых лиц;
  • статьей 155 УК РФ регламентировано уголовное наказание за разглашение тайны усыновления;
  • указанные меры ответственности применяются, если разглашение тайны происходит вопреки воле самого усыновителя.

Обратите внимание! Поскольку в содержание родительских прав входит ответственность за психическое развитие ребенка, усыновители могут принимать решение о раскрытии факта усыновления. В этом случае родители будут нести ответственности за возможные последствия открытия тайны усыновления.

Юридическая процедура усыновления будет включаться в себя следующие формальности, которые подлежат охране со стороны государства:

  • при регистрационных действиях в ЗАГС происходит оформление свидетельства о рождении;
  • в реестровую книгу ЗАГС вносится соответствующая запись – после этого по всем документам усыновители указываются как родные родители;
  • при завершении процесса усыновления новые родители вправе изменить фамилию и отчество ребенка, чтобы они соответствовали сведениям о новой семье;
  • допускается изменение возрастных характеристик ребенка на разницу не более чем в три месяца (действует только при усыновлении малолетних граждан в возрасте до года).

Помимо суда, рассматривающего дело об усыновлении, доступ к указанной информации может иметь только ограниченный круг лиц. Открытый доступ к сведениям об усыновлении запрещен законодательно. Ниже рассмотрим порядок привлечения виновных лиц к ответственности за нарушение тайны усыновления.

Какие наказание грозит за разглашение тайны усыновления или удочерения

Наказание по УК РФ за нарушение тайны усыновления наступает далеко не всегда, даже если указанная информация доводится до сведения ребенка, других лиц. Для применения мер уголовного воздействия необходимо доказать следующие обстоятельства:

  • раскрытие информации должно осуществляться вопреки воле усыновителя;
  • к ответственности привлекаются только субъекты, перечисленные в ст. 155 УК РФ;
  • уголовная ответственность наступает вне зависимости от наступления каких-либо последствий, так как решающее значение имеет сам факт разглашения сведений закрытого характера.

Основанием для возбуждения уголовного дела будет являться заявление заинтересованного лица – усыновителей, органов опеки и попечительства, других субъектов. Как правило, для защиты интересов ребенка в правоохранительные органы обращаются усыновители, установившие факт неправомерного распространения закрытой информации.

Для наступления ответственности не имеет значение, кому были разглашены указанные сведения. Даже если факт усыновления не стал известен самому ребенку, разглашение тайны посторонним лицам также образует состав преступления. Можно выделить следующие способы разглашения тайны усыновления:

  • при личном сообщении сведений ребенку или посторонним лицам;
  • путем опубликования данных об усыновлении в открытом доступе через СМИ, иные общедоступные источники информации, через интернет.

Не будет являться разглашением тайны запрос сведений об усыновлении при расследовании других уголовных дел, по запросу судебных органов. В этих случаях лица, получившие доступ к указанной информации, обязаны соблюдать нормы об охране тайны усыновления.

В перечень возможных уголовных санкций за совершение преступления по ст. 155 УК РФ входят:

  • штраф в сумме до 80 000 руб., либо в размере заработка виновного лица на срок до 6 календарных месяцев;
  • работы обязательного характера;
  • исправительные работы;
  • арест.

Помимо этого, к отдельным категориям субъектов может применяться дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности или осуществлять определенную деятельность. Обычно это качается чиновников ЗАГС, специалистов суда, которые умышленно разглашают тайну усыновления.

Субъекты разглашения тайны

В ст. 139 СК РФ указан примерный перечень субъектов, на которых возложено соблюдение тайны усыновления:

  • судьи и специалисты суда, рассматривавшего материалы дела об усыновлении;
  • чиновники ЗАГС, принимавшие участие в регистрации факта усыновления;
  • иные лица, осведомленные об этом факте в силу служебных или иных полномочий.

Таким образом, перечень лиц, на которых распространяется требование об охране тайны, может расширяться в зависимости от конкретных обстоятельств дела.

Перечень возможных субъектов уголовного преследования можно установить из содержания статьи 155 УК РФ. В их состав могут входить:

  • чиновники, обязанные хранить в тайне информацию об усыновлении по роду своей службы, профессии;
  • иные лица, распространившие закрытую информацию из корыстных или других низменных мотивов.

В состав должностных лиц, имевших доступ к тайне усыновления по роду службы или профессиональной деятельности, могут включаться судьи и сотрудники судебных органов, работники ЗАГС, специалисты органа опеки и попечительства, прокуратуры. В этом случае ключевое значение будут иметь должностные обязанности указанных лиц, в которые входит работа с документами, иные виды обработки закрытой информации.

В состав других лиц, которые распространили охраняемые законом сведения по корыстным или иным низменным мотивам, могут входить любые граждане. При этом неважно, законно или нелегально они получили доступ к закрытым сведениям. Способ получения информации о тайне усыновления не будет иметь самостоятельного значения для статьи 155 УК РФ. Однако может наступать дополнительная уголовная ответственность по другим статьям Уголовного кодекса РФ (например, за нарушение порядка работы с персональными данными граждан).

Тайна усыновления: за и против

Тайна усыновления и удочерения далеко не во всех странах охраняется с использованием мер уголовной ответственности. Это может зависеть от особенностей культурного и духовного развития общества, национальных традиций разных народов и государств. В любом случае, принятие решение об охране тайны усыновления должно соответствовать интересам несовершеннолетних граждан.

К очевидным преимуществам тайны усыновления можно отнести следующие обстоятельства:

  • усыновленные дети не испытывают чувство ущербности или обделенности по сравнению с родными детьми в семье;
  • детям не причиняется моральный вред, когда они узнают информацию об отсутствии биологических родственных отношений с мамой и папой;
  • гарантия тайны усыновления позволяет изменить ребенку фамилию и отчество в официальных документах;
  • признание ребенка полноправным членом семьи дает ему возможность принимать участие в наследовании имущества наравне с прямыми родственниками.

Недостатки установленного законом требования об охране тайны усыновления, прежде всего, связаны с закрытым характером судебного процесса. По этой причине процедура оформления прав на ребенка может затягиваться на продолжительное время, что существенно нарушает интересы детей.

Помимо этого, процедура порождает возникновение родительских прав и, одновременно, требует от усыновителей соблюдать множество условий – удовлетворительное материальное положение, надлежащие жилищные условия и т.д. Также необходимо учитывать, что дети нередко узнают о факте усыновления уже после своего совершеннолетия. Это также может причинить серьезную психологическую травму даже для взрослого человека.

Если у вас остались вопросы, связанные с обеспечением тайны усыновления и наказанием за ее разглашение, обращайтесь на консультацию к нашим юристам. Мы разъясним нормы законодательства, поможем оформить документы для наказания виновных лиц.

Депрессия, неправильное лечение хронических заболеваний и 10 лет судов, чтобы узнать имя настоящих родителей, – все это связано с тайной усыновления. Корреспондент АСИ Александра Захваткина проверила на себе, как работает законодательство в этой сфере, пообщалась с людьми, которые во взрослом возрасте узнали о своем усыновлении, а также поговорила с юристами и психологами о том, в чьих интересах работает тайна.

От автора: В этом году я пришла в ЗАГС, чтобы получить свидетельства о смерти моих прабабушки и прадедушки: этих документов не хватало для составления родословной. Сотрудница ЗАГС быстро нашла имя моего дедушки в книге актовых записей, но документы выдать отказалась. Она посмотрела на меня и, понизив голос, сказала: «Эти люди вам – никто».

Дедушка осиротел в возрасте 13-ти лет и родная тетка с мужем усыновили его, подарив новые фамилию и отчество. В нашей семье об этом знали. Но я не ожидала, что закон о тайне усыновления отрежет мне доступ к памяти о прабабушке и прадедушке. Даже когда все участники процесса усыновления, включая моего деда, давно умерли.

Как быть с этой тайной живым?

Терминология

Тайна усыновления – это запрет на разглашение любой информации об усыновлении или удочерении ребенка. Тайна охраняется законом, и все участники процесса усыновления обязаны ее хранить.

Раскрытие тайны усыновления — когда сведения о факте усыновления ребенка становятся известными третьим лицам помимо воли усыновителей. У разглашения есть цена: от 80 тысяч рублей до ареста на срок до четырех месяцев. Государство разрешает раскрывать ее только усыновителям. Приемный ребенок (или его потомки) не имеет права на доступ к информации о собственном усыновлении, даже если приемные родители рассказали ему об усыновлении.

Если усыновитель сам сообщает приемному ребенку о факте усыновления, это не считается раскрытием тайны и не преследуется по закону.

С чего начинается тайна

«До революции тайны усыновления в России не было. Усыновленный не освобождался от обязанностей по отношению к кровным родителям и сохранял право наследования. Отличная иллюстрация отношения между матерью и приемным ребенком есть в рассказе Владимира Короленко «Приемыш», — рассказывает создатель Сообщества взрослых усыновленных, оператор горячей линии фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Марина Трубицкая.

В 1918 году Кодекс законов РСФСР запретил усыновление, дабы избежать эксплуатации детского труда. Но к 1926 году большевики разработали новый кодекс – в нем усыновление снова разрешалось, рассказывает Трубицкая.

Тайна усыновления в нынешнем виде появилась в 1969 году. В Кодекс о браке и семье РСФСР была введена норма, согласно которой запрещалось «без согласия усыновителей, а в случае их смерти — без согласия органов опеки и попечительства сообщать какие-либо сведения об усыновлении». Усыновителям разрешалось изменять ребенку имя, фамилию, отчество, место и дату рождения.

Как дети узнают правду о своем происхождении и как это отражается на них

Все усыновленные узнают правду по-разному: кому-то рассказывают соседи, кто-то обращает внимание, что не похож на родителей, кто-то находит пометку в медицинской карте. Некоторые не узнают о своем усыновлении никогда.

Марина Трубицкая узнала о том, что ее удочерили, в 21 год – нашла дома письмо, в котором мамина подруга поддерживала ее в желании взять ребенка из детского дома. Дата письма совпадала с месяцем рождения Марины. «Тут же вспомнилось, что у меня нет детских фотографий до пяти лет, хотя папа с молодости много фотографировал», — пишет Трубицкая в Сообществе взрослых усыновленных.

Эксперт говорит о том, что бюрократические сложности с восстановлением родословной — не единственное, с чем может столкнуться усыновленный ребенок и его потомки. Тайна грозит непониманием себя и своей жизни: «Из-за этого возникают проблемы в отношениях с близкими. Сложно избавиться от тревоги и психологических проблем, пройти результативную психотерапию, если не знаешь причины своих страхов».

Внезапное раскрытие тайны усыновления (даже приемными родителями) может стать травмой. Часто дети, от которых скрывали их происхождение, узнают об этом в подростковом возрасте, в психологически нестабильный период. Бывали случаи, когда дети, узнавшие правду, полностью разрывали отношения с приемными родителями, потому что не могли простить им ложь. «Подростковый возраст — самый неудачный период, чтобы узнать, что родители всю жизнь тебе врали», — рассказывает психолог и консультант фонда «Измени одну жизнь» Елена Мачинская.

Фото: Annie Spratt, Unsplash

Не легче приходится людям, которые узнали об усыновлении во взрослом возрасте. «Ломается вся сложившаяся картина мира», — считает Марина Трубицкая.

Еще одна опасность тайны усыновления – в возможных браках между близкими родственниками. Это особенно актуально, если ребенок родился и живет в небольшом городе или поселке. Есть случаи, рассказывает Трубицкая, когда из-за незнания генетической истории рождались дети с тяжелыми заболеваниями.

Что нужно для раскрытия тайны

ЗАГС может предоставить усыновленному данные его биологических родителей, если приемные родители дают свое согласие на разглашение тайны усыновления. Если усыновители умерли и не могут дать такого согласия, ребенок практически теряет возможность что-либо узнать.

В 2015 году юристы «Команда 29» создали важный прецедент – добились от Конституционного суда РФ признания тайны усыновления не абсолютной. Суд рассматривал жалобу Галины Грубич и Татьяны Гущиной. Они хотели узнать обстоятельства усыновления их мужа и отца Георгия Грубича, который умер почти за 10 лет до этого. Георгия в раннем детстве привезли в Советский Союз из Испании, где шла гражданская война. Мальчик оказался в приемной семье и за всю жизнь так и не узнал своего настоящего имени и истории происхождения.

Конституционный суд постановил выдать потомкам Георгия информацию о его происхождении. В постановлении говорилось о том, что смерть усыновителей не прекращает тайну усыновления, но в некоторых случаях усыновленные и их потомки могут получить от государства такую информацию, например, если это необходимо для раскрытия генетической истории семьи, выявления и диагностики наследственных заболеваний, предотвращения браков с близкими кровными родственниками.

Юрист «Команды 29» Макс Оленичев отмечает, что запрос на информацию о предках можно направить в ЗАГС, обосновав свой интерес. Если ЗАГС откажет, следует обращаться в суд. Вполне возможно, он признает «действительную потребность в раскрытии тайны усыновления».

«Если сотрудник ЗАГСа раскроет тайну усыновления вопреки воле усыновителей, его могут привлечь к дисциплинарной ответственности: замечание, выговор, увольнение», — объясняет Оленичев.

Фото Annie Spratt, Unsplash

С точки зрения закона, официальное согласие на раскрытие тайны усыновления должен предоставить хотя бы один родитель. Однако на практике, рассказывает Оленичев, сотрудники ЗАГСа часто перестраховываются и отказывают в выдаче документов, опасаясь ответственности.

Ситуацию осложняет «Закон о персональных данных», принятый в 2006 году, который запрещает разглашать данные человека без его согласия. Из-за этого усыновленные не могут получить сведения о своих биологических родителях. Часто этого можно добиться только через суд.

Как и зачем дети ищут своих кровных родителей

У Ольги Ледешковой в социальных сетях указано два имени. Второе – Светлана Платонова — было дано ей при рождении. О своем удочерении она узнала в детстве: об этом проболталась ее подруга: «А ты знаешь, что ты приемная? Все говорят, ты не родная своим родителям».

Родители всё отрицали и только в 2009 году, в возрасте 29 лет, Ледешкова решила это проверить. В роддоме Челябинска она получила справку о том, что в день ее рождения, который указан в документах, — 1 июля — там вообще не было родов. Позднее Ольга узнала, что родилась в 140 километрах от Челябинска — в Златоусте.

Ольга запросила документы об усыновлении в Челябинском областном архиве. Через неделю ее вызвали. «Сказали, что нашли мое дело и даже попросили оплатить госпошлину, но документы не отдали, сославшись на тайну усыновления. Я пошла в ЗАГС, и там мне тоже отказали по той же причине», — рассказывает Ледешкова.

Ольга пошла на хитрость и «потеряла» свое свидетельство о рождении, думая, что ей выдадут свидетельство с настоящим именем. Но сотрудница ЗАГСа показала ей книгу актовых записей с именами ее приемных родителей и ее «приемным» именем. Уже после третьего суда Ледешкова узнает, что на обратной стороне листа было написано: «Первоначальная актовая запись находится в ЗАГСе Златоуста».

«Эта тема очень грустная, потому что сколько в России усыновленных людей, которые не могут найти своих биологических родителей», — говорит Ледешкова. К тому моменту приемные родители рассказали Ольге правду. У нее даже было нотариально заверенное согласие на раскрытие тайны усыновления. Но оно не помогло: «Закон о персональных данных перекрыл все ходы».

В 2014 году, после рождения третьего ребенка, Ольга заболела. Ей поставили диагноз «дистонический тремор, астенический синдром». Врач спросил, есть ли такое заболевание в роду, но Ледешкова не могла ответить на этот вопрос. В карте написали, что анамнез жизни неизвестен. После Ольге поставили еще один диагноз «открытая внутренняя гидроцефалия». Врачи спрашивали, употребляла ли алкоголь ее мать во время беременности, на который Ледешкова также не могла ответить. Эта информация помогла бы врачам провести более точную диагностику заболевания и скорректировать план лечения.

«От одних лекарств я в обморок падала, от других – два раза полностью потеряла зрение. Оно восстановилось, слава богу», — сетует Ледешкова. Это подвигло ее снова начать искать родных родителей. Она обратилась к юристам «Команды 29».

Фото: Gemma Evans, Unsplash

Делом Ледешковой также занимался Макс Оленичев. «Мы просили предоставить сведения из органа ЗАГСа для установления генетической истории семьи, оценки риска появления наследственных заболеваний у родившихся у Ольги детей», — рассказывает юрист.

Юрист и его подзащитная прошли все инстанции: Златоустовский городской суд Челябинской области, апелляционную и кассационную инстанции Челябинского областного суда и Судебную коллегию по гражданским делам Верховного суда РФ. Но каждая судебная инстанция находила основания для отказа. В конце концов Верховный суд РФ удовлетворил жалобу Ледешковой. Решение вошло в обзор судебной практики Верховного суда РФ № 3 за 2018 год (пункт 60). Теперь этот обзор применяют при разрешении аналогичных дел.

Парадокс в том, что к моменту окончания судебных заседаний Ледешкова успела провести собственное расследование и нашла имя своей матери, которое позднее подтвердил суд. 15 июля 2019 года — через девять лет после начала поисков — Ледешкова получила справку из ЗАГСа с официальными сведениями о своей биологической матери.

Кроме матери, она нашла двоюродных брата и сестру, племянниц, бабушку. «Мне легче стало. Я даже поправляться начала, а то весила 42 килограмма. Я больше не сижу ночами, не вычитываю законы», — говорит Ольга.

Что касается здоровья Ледешковой, то биологическая мать утверждает, что Ольга унаследовала заболевания от отца. Найти его пока не удалось.

Ольга — не единственная столкнувшаяся с такой проблемой. На форумах взрослых усыновленных пишут и о других случаях, когда незнание родословной мешало людям понять адекватную картину их здоровья: «Родив первого сына с патологией мозга, я решилась на второго и родила снова с теми же проблемами. Генетики писали с моих слов, что в роду больных нет, собирали анализы и писали, что наследственных болезней нет… Эх, знала бы я, что есть другая правда», — пишет женщина, не назвавшая своего имени. По ее словам, о «некровности» она узнала только в 37 лет, после ссоры с родителями. Но искать биологическую мать все же не стала.

Как одни приемные дети помогают другим

Опыт Ледешковой помог другой удочеренной — программистке Елене Пушкаревой.

Часто приемные дети говорят, что ощущение «я — не родной ребенок» появлялось словно само по себе. Пушкарева говорит, что подобные догадки мучали ее с детства: она не находила сходства с родителями и другими родственниками.

В 2015 году, уже будучи взрослой, Пушкарева прилетела на похороны папы. Через несколько дней после похорон она решила разрешить мучившие ее сомнения и прямо спросила у матери: «А ты — моя кровная мама?»

Сначала мать Елены отнекивалась, когда Пушкарева заговорила о тесте ДНК, призналась, что Елену удочерили. В тот момент у мамы был рак, и Елена решила не давить на нее, чтобы узнать подробности. Через полгода мамы не стало.

После смерти обоих приемных родителей Пушкарева обратилась в ЗАГС, чтобы получить информацию о родной матери. ЗАГС ожидаемо отказал, как говорит Пушкарева, «пришлось сильно побороться». На первом заседании суда представительница ЗАГСа сказала про Елену: «А чего ей спокойно не живется? Какая ей разница, когда день рождения отмечать?» Эти издевательские слова ярко показывают отношение власти к людям, которые хотят найти своих кровных родственников, считает Елена.

«Сначала был районный суд, мы его выиграли. После этого ЗАГС подал апелляцию, мы обратились в областной суд, который тоже выиграли. Судьи были на нашей стороне, но ЗАГС стоял на своем до последнего, сопротивлялся, как мог. Моя адвокат воспользовалась практикой Верховного суда от октября 2018 года по делу Ольги Ледешковой. После этого вопросов у суда больше не возникло», — рассказывает Елена.

В июле 2019-го Елена получила запрашиваемые документы: весь процесс занял девять месяцев. И всего 15 минут — чтобы найти свою биологическую мать в соцсетях. «Конечно, был шок. Мы похожи, очень похожи. Вижу, у нее есть дети. Как они отнесутся к тому, что первого ребенка оставили?», — вспоминает Пушкарева.

Елена Пушкарева в три месяца. Фото из личного архива

В понедельник поздно вечером Елена все-таки написала своей матери. На следующий день та ответила, что она в шоке: в роддоме ей сказали, что ребенок умер – Елена родилась недоношенной. Женщина сказала: «Каждый год в день твоего рождения я всегда вспоминаю, сколько лет было бы моей дочке».

«Я не сентиментальный человек, но когда мы созвонились и я услышала ее голос, у меня полились слезы. Я искала ее девять месяцев, и это время дало мне возможность принять все происходящее», — говорит Елена.

Теперь у Елены два дня рождения: настоящий и официальный, который ей назначили во время удочерения. Пушкарева постоянно живет в Штатах, но планирует приехать в Россию, чтобы познакомиться с биологической мамой, братьями и сестрами.

«Тайна усыновления — два слова, которые создают огромные бюрократические трудности, финансовые траты и моральные страдания», — пишет Елена в своем блоге.

Женщина отмечает, что в России до сих пор боятся этой темы. Когда Елена рассказала старой подруге о том, что ее удочерили в раннем детстве, та сказала: «А вдруг ты из семьи алкоголиков?». После этого их общение сошло на нет.

Кто заинтересован в тайне усыновления?

Большинство опрошенных АСИ экспертов сходятся во мнении: тайна усыновления работает не на благо детей, а на благо усыновителей. В вопросе раскрытия тайны речь не идет о защите прав ребенка: документы в ЗАГСах запрашивают совершеннолетние люди, которые хотят узнать о своем прошлом.

«Тайна усыновления якобы призвана охранять права ребенка, но по российскому законодательству ребенок — только до 18 лет. Я же — взрослый человек и имею право знать эту информацию», — уверена Елена Пушкарева.

Чаще всего за сохранение тайны усыновления выступают приемные родители младенцев, рассказывает Елена Мачинская. Они часто имитируют беременность, иногда скрывая происходящее даже от родственников. Они хотят ребенка, но боятся, что родственники не одобрят приемного.

«Я сталкивалась со случаями, когда люди усыновляли детей и переезжали в другой город, чтобы в окружении не было знакомых, которые бы знали, что ребенок — приемный», — рассказывает Елена.

Некоторые усыновители мотивируют сохранение тайны тем, что ребенку так будет лучше: якобы никто не будет над ним смеяться и показывать пальцем, говорит Мачинская. Но опыт тысяч приемных мам показывает: если родители сами не считают усыновление чем-то постыдным, то ребенок и его сверстники тоже воспринимают это нормально.

Иногда приемные родители не могут принять прошлое своего усыновленного ребенка, и это приводит к травмам. Елена Мачинская рассказывает о случае, когда женщина удочерила семилетнюю девочку, которая помнила свою кровную маму, очень ее ждала и скучала.

«Приемная мать давила на ребенка, чтобы та не проговорилась никому в школе: «Нет никаких чужих мам, тебя родила я, всем так говори». Директору школы женщина пригрозила скандалом, если хоть кто-то узнает, что ребенок усыновлен.

Девочка не могла выбросить свое прошлое из памяти, у нее развился невроз. Она стала еще больше плакать, говорила, что хочет к маме, и верила, что мама ее ищет. Когда приемная мать осознала, что не может заставить ребенка забыть свое прошлое, она вернула девочку в детский дом.

Фото: Kelly Sikkema, Unsplash

Говорить или нет?

С сентября 2012 года в России работает Школа приемных родителей, которую должны посетить все, кто хочет впервые усыновить или взять под опеку ребенка. На занятиях рассказывают о тонкостях законодательства, об адаптации ребенка в новой семье, о профилактике эмоционального выгорания, психическом и физическом развитии детей. Есть и раздел, посвященный тайне усыновления: психологи рассказывают, какие риски несет тайна и как лучше рассказывать ребенку о его прошлом.

«В хороших школах приемных родителей с опытными психологами проходят тренинги, где каждый может почувствовать себя на месте ребенка. Многие после этого решают не хранить тайну усыновления. Но такие школы не проходят родители, которые усыновили ребенка много лет назад и по-прежнему считают любой интерес сына или дочери к своему происхождению обидой и предательством», — говорит Трубицкая.

По словам Мачинской, обычно на занятии возникает много споров: в группе оказываются несколько человек, которые уверенно заявляют, что не собираются рассказывать ребенку о его прошлом. Кого-то удается переубедить, кого-то — нет. Однако сейчас все больше родителей отказываются от тайны усыновления и задумываются, как рассказать ребенку правду и сделать это наименее болезненно для всех, отмечает психолог.

Наталья Горская из Екатеринбурга — дважды приемная мама. Старшему ее сыну — 12 лет, младшему недавно исполнилось семь. Изначально Наталья была уверена, что никогда не расскажет детям о том, что они — не родные.

«Прекрасно помню тот день, когда в Школе приемных родителей нам задали вопрос: кто расскажет своему ребенку, что он — приемный? Подняли руки все, кроме меня. Почему-то я была уверена, что ребенку этого знать не надо. Я даже сама себе не могу ответить на этот вопрос — почему? Но в процессе общения с детьми я поменяла свое мнение», — рассказывает Горская.

Старший ребенок остался сиротой после смерти любимой матери. Кровные родственники от него отказались, и мальчик попал в детский дом. Первые полгода жизни в новой семье сын постоянно сравнивал Наталью с родной мамой, говорил: «А моя мама — делала так».

«Мы с мужем начали разговаривать с ним на эту тему. Оказалось — да, он понимает, что мамы больше нет, но принять этого никак не хочет. Мы ходили к психологу, занимались с ним», — говорит Наталья.

«Прошлое ребенка — это большая часть его души, и мы не имеем права ее выкидывать. И неважно, сколько ребенку лет — три или 13», — уверена Горская.

С младшим сыном тоже состоялся важный разговор: он спрашивал у родителей, откуда берутся дети. Наталья с супругом объяснили: есть женщина, которая тебя родила, она — твоя биологическая мама. Мальчик родился в девиантной семье, говорит Наталья, и кочевал из одной семьи в другую.

«Мы с мужем были вынуждены объяснить, что есть биологические родители, а есть родители, которые любят», — говорит Горская.

Фото: Roman Kraft, Unsplash

Если младший сын захочет узнать что-то о биологических родителях, Наталья обещает ему помочь. Старшему сыну она сказала: «Когда тебе исполнится 18, мы обязательно придем к твоим родственникам, и ты по-взрослому задашь им все вопросы. Захочешь продолжать общение после их ответов — пожалуйста». Мальчик хочет узнать у кровных родственников, почему они не приютили его после смерти матери, и попытаться это принять.

Эксперт считает, что лучший способ избежать травмы — говорить ребенку правду с самого детства. «Конечно, важно это делать грамотно, чтобы не добавить обид», — говорит Трубицкая и приводит в пример книгу «Как рассказать правду усыновленному или приемному ребенку» Бетси Кифер и Джейн И. Скулер.

Может ли тайна жить дальше

Несколько лет назад в России чуть не отменили тайну усыновления. В Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012—2017 годы есть пункт «Переход к системе открытого усыновления с отказом от тайны усыновления». Но тогда с отменой тайны усыновления не сложилось. Марина Трубицкая считает, что эта тема, несмотря на то, что она мешает тысячам приемных детей в стране, все еще малоинтересна обществу и органам власти.

«Законы часто принимают люди в возрасте, которые выросли во времена, когда тайна усыновления считалась абсолютной нормой. Они не готовы вникать в вопрос», — говорит Марина.

В Беларуси, например, человек с 18 лет имеет право запросить информацию о биологических родителях в ЗАГСе. В Республике Молдова вообще действует запрет на тайну усыновления от ребенка: ст. 46 закона № 99 «О правовом режиме усыновления» гласит, что приемный родитель обязан проинформировать ребенка о том, что он усыновлен, «как только его возраст и степень зрелости позволят это сделать».

Необходимо максимально облегчить предоставление сведений о биологических родителях для усыновленных, уверен Макс Оленичев. Было бы хорошо, считает эксперт, если бы с 18 лет любой человек мог обратиться к органу власти с запросом о том, был ли он усыновлен, и в случае положительного ответа получить сведения о биологических родителях. «В этом возрасте человек уже вправе сам определять, что он желает знать о своем происхождении и биологических родителях, а чего знать не желает», — говорит юрист.

Марина Трубицкая также считает 18 лет адекватным возрастом, чтобы выдать человеку документы о его кровных родных.

«Ребенок — личность, он имеет право знать о своем происхождении, о своем роде. Есть дети, которые поддерживают своих кровных родителей. Есть дети, которые приедут, посмотрят в глаза, удовлетворят свой интерес и больше никогда не возвращаются к этой теме. Есть те, кто в принципе никогда не разыскивает биологических родителей. Как поступит ребенок, это его выбор. Но то, что он имеет право это знать, — совершенно точно», — уверена психолог Елена Мачинская.

«Если взрослый человек приходит в ЗАГС и говорит: «Я все знаю, дайте мне эти данные», тут не должно быть вопросов в принципе. Получите — распишитесь», — говорит Елена Пушкарева.

От автора: Что касается моей истории, то ЗАГС отказался выдать мне свидетельства о смерти моих прабабушки и прадедушки. Тогда я откопала в семейном архиве копии двух свидетельств о рождении дедушки – первое, с настоящей фамилией, и второе, которое ему выдали 13 лет спустя в момент усыновления, уже с новой фамилией. На обоих бумагах зафиксирован один и тот же номер актовой записи – он совпадает. ЗАГС не посчитал это достаточным доказательством, и я пошла в районный суд. Там мне отказали дважды. Я поняла, что вела себя слишком самонадеянно, рассчитывая разобраться в этой истории в одиночку. Сейчас у меня есть юрист, и я верю, что с его помощью мне удастся доказать государству, что прабабушка и прадедушка – мои родные люди.

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

И снова к вопросу о тайне усыновления

Как говорится — шила в мешке не утаишь: любая тайна всегда раскрывается в самые неожиданные моменты. Поэтому лучше самим выбрать время, когда рассказывать правду. Если конечно, вы решили, что кому-то надо знать эту правду.

Впервые нормы права, гарантирующие тайну усыновления, появились еще в советском законодательстве. В статье 110 КоБС РСФСР 1969 г. содержались положения, гарантирующие осуществление тайны усыновления: изменение места и даты рождения усыновленного ребенка, запрет без согласия усыновителей, а в случае их смерти без согласия органов опеки и попечительства сообщать какие-либо сведения об усыновлении либо выдавать выписки из книг регистрации актов гражданского состояния, из которых было бы видно, что усыновители не являются кровными родителями усыновленного. Кроме того, в этой статье говорилось и о том, что лица, разгласившие тайну усыновления против воли усыновителя, могли быть привлечены к ответственности в установленном законом порядке. В 1970 году в Уголовный кодекс РСФСР была внесена норма, согласно которой разглашение тайны усыновления против воли усыновителя наказывалось исправительными работами на срок до двух лет или штрафом до двух минимальных месячных размеров оплаты труда либо общественным порицанием.

Сегодня Семейный кодекс РФ тоже содержит нормы, гарантирующие сохранение тайны усыновления: тайна усыновления ребенка охраняется законом, судьи, вынесшие решение об усыновлении ребенка, или должностные лица, осуществившие государственную регистрацию усыновления, а также лица, иным образом осведомленные об усыновлении, обязаны сохранять тайну усыновления. Уголовный кодекс РФ предусматривает ответственность для лиц, обязанных хранить факт усыновления как служебную или профессиональную тайну, а также для лиц, совершивших разглашение тайны усыновления из корыстных или иных низменных мотивов.

Семейный кодекс Российской Федерации в соответствии с положениями Конвенции о правах ребенка к основным началам семейного законодательства относит принцип приоритета семейного воспитания ребенка и закрепляет право каждого ребенка жить и воспитываться в семье, насколько это возможно. Правовой институт усыновления является одной из основных гарантий соблюдения этого важнейшего права ребенка в случае утраты им родительского попечения. Право ребенка знать своих родителей также является одним из базисных прав, которое гарантируется этой Конвенцией и нормами российского законодательства.

Сегодня часто встает вопрос об отмене тайны усыновления. Относительно этого мнений много. Одни считают, что эта тайна должна строго сохраняться, другие называют ее анахронизмом, дискредитирующим саму идею усыновления. Третьи — что тайна усыновления вредна, мотивируя свое мнение тем, что расшатывается психика ребенка, когда эта тайна раскрывается. Статистика вещь упрямая: действительно, процесс психических заболеваний выше у тех детей, кто не знал, что усыновлен: 62 % против 38.

Много возникает вопросов по поводу тайны усыновления и все они сложные: нужно ли ребенку знать о том, что он усыновлен, нужно ли ребенку знать о своих биологических родителях и как себя вести, если усыновленный вами ребенок узнал, что вам он не родной. Как много вопросов, так и много ответов, и все они разные.

В Европе и Америке, например, усыновители не только не скрывают факта усыновления, но даже помогают выросшим детям находить их биологических родителей. В этих странах, это почти официальный бизнес, когда по заказу приемных родителей проводится поиск биологических пап и мам их подросших детей. И никто не видит в этом ничего страшного. При этом дети не уходят к своим биологическим родителям, они просто знакомятся и поддерживают с ними отношения, но не более.

Комментируя это, хотелось бы отметить следующее: а у нас, как всегда, свои особенности. Дело в том, что многие биологические родители несут в себе некую угрозу спокойствию семьи, где проживает усыновленный ребенок. Согласитесь, у нас много асоциальных элементов. Если за рубежом спившиеся, например, родители не представляют реальной угрозы, то у нас они могут сильно испортить жизнь тем, кто взял их ребенка. Могут трепать нервы, отравлять существование. Мало ли что придет в голову человеку, у которого алкоголем затуманены мозги≤

Естественно, рано или поздно ребенок все равно узнает, что он усыновлен и это для него станет шоком. Это приводит к шоку независимо от того, как ребенок узнал об этом, — копался ли он в документах, или об этом проболтались другие, или как-то еще. Такой шок может иметь тяжелые последствия и привести к серьезным кризисам: это может стать причиной побегов из дома, наркомании, суицидальных попыток или депрессии. И конечно, этот шок связан с крахом доверия в отношениях с приемными родителями, преодолеть который иногда так, и не удается.

Чтобы этого избежать, родителям-усыновителям стоит непременно рассказать ребенку правду обо всех обстоятельствах его появления в их семье, и в первую очередь потому, что за них это могут сделать посторонние люди — причем значительно менее тактично, чем это сделали бы они сами. К тому же взрослым самим крайне тяжело жить с этой тайной, с чувством недоговоренности, в постоянной тревоге, что ребенок обо всем узнает из «третьих рук» — а это, в свою очередь, сильно осложняет общую психологическую обстановку в семье.

Мы, как всегда, «особенные». Причина тайны усыновления в России возникла из общественного мнения. Чаще всего усыновителями были бездетные пары, принимающие ребенка, чтобы стать и почувствовать себя полноценной семьей. Однако невозможность иметь собственных детей воспринималась общественным мнением как ущербность. Поэтому многие женщины с целью сохранения тайны усыновления имитировали беременность, многие по договоренности с должностными лицами лечебных учреждений имитировали факт выписки из родительного дома. Т.е. создавались ситуации, когда даже близкие родственники не догадывались о факте усыновления ребенка.

Конечно, сегодня ситуация иная. Усыновление детей, оставшихся без попечения родителей, принимает в обществе совершенно новый облик: усыновляются дети самых разных возрастов, усыновители объединяются в организации, которые могут помочь и предложить решение самых трудных вопросов. Но статистика как всегда вещь упрямая — опросы ВЦИОМ показывают, что 61 % родителей не готовы раскрыть тайну усыновления. А по российским законам никто кроме них не иметь права сообщать какие-либо сведения об усыновлении.

Если те 39 % усыновителей решились все же рассказать ребенку правду, то, в каком возрасте это лучше сделать≤ Общих рекомендаций здесь быть не может: в каждой семье это решается по-своему. Однако пока ребенок еще слишком мал, сообщать ему истинное положение дел все же не стоит. Он может начать идеализировать своих биологических родителей, наделяя их наилучшими качествами, а во всех неприятностях винить членов своей новой семьи. Так что наилучший возраст для сообщения всей правды о его рождении и появлении в семье — примерно шесть-семь лет, когда ребенок не испытывает возрастных кризисов. Чем старше ребенок, том более «взрывоопасным» может стать для него это известие.

Ребёнок имеет право на знание, понимание и оценку ситуации, и правильно помочь ему разобраться с решением этих вопросов должны родители. Даже возможные переживания и дополнительные расспросы ребёнка гораздо лучше, чем замалчивание истинного положения вещей, возведение его в статус запретной темы, постоянный страх угрозы разоблачения. Тайна усыновления — это, прежде всего, тайна от третьих лиц, а не от ребёнка.

В нашей стране тайна усыновления ребёнка охраняется законом. Теоретически. Практика же изобилует примерами грубого и бесцеремонного нарушения этой тайны на фоне постоянных дебатов педагогов, психологов, думцев о необходимости её отмены по примеру других стран.

Нужна ли кому-нибудь в сегодняшней России тайна усыновления≤ Затрагивая деликатный вопрос сохранения тайны усыновления, нужно помнить, что речь идёт о неразглашении абсолютно никаких сведений сотрудниками тех организаций, которые по роду своей профессиональной деятельности имеют отношение к усыновлению. Вмешательство во внутрисемейные отношения со стороны этих лиц в ситуации, когда ребенок достиг совершеннолетия и может получить интересующие его сведения непосредственно от своих усыновителей, явно излишне и не отвечает интересам ни усыновленного, ни тем более усыновителей. Как подтверждает практика, усыновленные дети уже после своего совершеннолетия часто обращаются в органы опеки и попечительства, органы загса, суды с вопросами об их биологических родителях, но в силу статьи 155 Уголовного кодекса РФ не могут получить ответы, а это нарушает их законное право знать своих родителей. Решить вопрос соотнесения права ребенка знать своих родителей и тайны усыновления, можно решить путем изменения статьи 139 Семейного кодекса РФ, дополнив ее пунктом 3 в следующей редакции: «Тайна усыновления может быть раскрыта усыновленному ребенку, достигшему совершеннолетия по его просьбе». Это позволит, с одной стороны, в дальнейшем на практике соблюдать тайну усыновления, защищая права и законные интересы ребенка и его усыновителей, а с другой — реализовать право ребенка знать своих родителей, получить информацию о них в уполномоченных органах, поскольку усыновители могут не обладать необходимыми сведениями.

Литература:

4. Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989). (ратифицирована Постановлением ВС СССР 13.06.1990 № 1559–1) // Сборник международных договоров СССР. 1993. Вып. ХLVI.

5. Паршуткин В. Львова Е. Всегда ли оправдано сохранение тайны усыновления // Российская юстиция. — 2010. — № 3. — С. 19–23.

6. Лебединская В. П. Неблагополучная семья и её ребенок. /Вестник социально-педагогического института. 2013. № 1. С. 29–32.

7. Лебединская В. П. Положение и проблемы семьи в современной России //Международное научное издание «Современные фундаментальные и прикладные исследования. Учебный центр «Магистр». — № 4(7). — 2012. — С. 39–41.

8. Лебединская В. П. Права ребенка и их защита в России. /Вестник ЕИУБП. 2010. № 3. С. 100–102.

9. Бондарь И. В. Тайна по российскому законодательству. Проблемы теории и практики. — Н. Новгород, 2009. — 201с.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *